Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Главный спонсор террористов в Сирии

8 121

Аравийские монархии и Турция занимаются терроризмом чужими руками

Именно масштабной финансовой, материально-технической, организационной тыловой и логистической поддержкой террористических группировок в Сирии и Ираке объясняется их сегодняшняя эффективность на данном театре военных действий...

 

Главный спонсор террористических группировок в Сирии – не США. Ревизия мифов

Автор – Валентин Домогадский

Благодаря масштабной материально-технической, финансовой, организационной и логистической поддержке боевиков в Сирии со стороны Саудовской Аравии, Катара и Турции, террористические группировки получили возможность оперировать финансами, которыми не распоряжаются министерства обороны ряда европейских стран, а общее количество исламистов на территории Сирии превышает численность вооружённых сил Польши, Австрии или Канады. И можно предположить, что в мире не наберётся и двух десятков государств, которые в аналогичных условиях смогли бы продержаться в войне с террором больше одного года. Сирия воюет уже пятый.

Принято считать, что главной причиной военных успехов сирийской «оппозиции», состоящей преимущественно из террористических группировок, является накопленный боевой опыт и отменная мотивированность пехоты, высокая квалификация командующего состава и тактические особенности джихада в Сирии. Тут же перечисляются многочисленные недостатки правительственных войск или условная слабость действующей власти.

Главный спонсор террористов в Сирии

В целом, подобные оценки вполне справедливы, однако во всём перечне причин военных успехов «вооружённой оппозиции» почётное первое место занимает «спонсорский фактор», выраженный в поддержке террористов Саудовской Аравией, Катаром и Турцией. В данный список принято зачислять и Соединённые Штаты, однако, вопреки весьма распространённому заблуждению, их помощь сирийским боевикам не выдерживает никакого сравнения с поддержкой, которую им оказывают аравийские монархии и Турция. Деструктивное влияние Вашингтона на данный кризис в основном представлено в рамках политического пространства.

О том, что радикальный ислам в его крайне извращённых формах является одним из наиболее эффективных геополитических инструментов Саудовской Аравии, Пакистана и Соединённых Штатов (чуть позже и Катара с Турцией), было известно ещё со времён советской кампании в Афганистане. Последовавшие военные конфликты в Таджикистане, Боснии, Чечне, Йемене, Алжире, Мали, Сомали и Ираке лишь подтвердили верность тезиса о том, что «зелёный интернационал» обладает необходимым инструментарием для решения задач любой сложности. И вся военная машина мировых и региональных держав оказалась попросту бессильной перед негласной партизанской, диверсионной и террористической доктриной современного радикального ислама.

«Арабская весна», в ходе которой салафитские и террористические группировки оседлали «народный протест» и перевели его в русло боестолкновений с правительственными силами, лишь закрепила верность тезиса о том, что функционал джихадистов поистине почти безграничен. Главное – должное финансирование и материально-техническое оснащение боевиков.

Аравийские монархии и Турция занимаются терроризмом чужими руками

Турецкий гамбит

Как известно, основной точкой приложения усилий «зелёного интернационала» стала Сирия, в которой Турция, Катар и Саудовская Аравия представлены своими франшизами в лице различных группировок. Ещё до запуска процесса исламизации протеста, была сформирована небезызвестная «Сирийская свободная армия», в чей состав вошли местные ополченцы, арабские добровольцы и перешедшие на сторону оппозиции офицеры и солдаты правительственных войск. Комплектация данной организации личным составом, амуницией и вооружением проходила на территории Турции, которая на тот момент уже являлась главным подготовительным полигоном для боевиков всех мастей.

Сегодня весьма популярен миф о том, что «Сирийская свободная армия» исключительно светская организация, что якобы подтверждается отсутствием на логотипах и эмблемах её подразделений характерных для исламистов элементов – шахады («Нет божества кроме Аллаха, и Мухаммад – Его Посланник») или такбира («Аллах Велик»).

Однако, как указывает Александр Игнатенко, уже в 2012-м году ряд подразделений ССА активно использовали исламистскую риторику. В частности, речь идёт о таких достаточно крупных подразделениях, как «Батальоны Воинства Аллаха» (Катаиб Джунд Аллах), «Полк Внуки Посланника» (Лива Ахфад ар-Расуль), «Батальоны Щит Аш-Шама» (Катаиб дир аш-Шам). В целом, светский характер ССА является пропагандистской выдумкой западных политиков, пытавшихся зацепиться хоть за одну влиятельную и умеренную силу в набирающей обороты гражданской войне, в которой уже просматривались религиозные мотивы.

Однако со временем к Анкаре пришло понимание того, что ставка на ССА себя не оправдала, в связи с чем Эрдоган и правящая «Партия справедливости и развития» активизировали турецкое присутствие в других группировках (исламистских). «Ахрар аш-Шам», к примеру, может похвастать весьма теплыми и товарищескими отношениями с турецкой разведкой MIT, а некоторые группировки «Джабхат аль-Исламийя» плотненько укомплектованы турецкими «отпускниками».

Стоит так же отметить, что турецкие вооружённые силы неоднократно пересекали сирийскую границу, где участвовали в боестолкновениях с правительственными войсками. Порою подобные вылазки для турецких вооружённых сил оканчивались трагедиями: в феврале 2013-го года на территории Сирии элитное подразделение турецкого спецназа «Combat Search and Rescue» потеряло почти половину своего состава. В целом, в северных районах сирийских провинций Идлиб и Алеппо (Халеб) турецкие вооружённые силы чувствовали себя как дома.

Параллельно с этим, Турция выстраивала отношения с другими террористическими организациями, в том числе с «Исламским государством» (на тот момент ИГИЛ) и «Джабхат ан-Нусрой». Особый интерес представляет сотрудничество Анкары с ИГ, которое, без сомнений, является одним из основных партнёров Турции в регионе, чем и объясняется его условное благополучие. Абсолютно беспроблемная торговля углеводородами, историческими артефактами, полезными ископаемыми, строительными материалами и продукцией сельского хозяйства с Анкарой обеспечивает «Исламскому государству» стабильные пополнения в бюджет, более трети которого уходит на зарплаты боевикам. А где деньги – там и джихад. Нет денег – нет джихада, в чём мы могли убедиться на примере Второй Чеченской компании.

Так же необходимо отметить, что именно через территорию Турции проходят основные маршруты для транспортировки живой силы со всего мира на джихад в Ирак и Сирию, что объясняется не только общей границей, но и полной лояльностью со стороны турецких властей. Многие эксперты неоднократно указывали на то, что все эти маршруты, включая пограничные переходы, контролируются разведкой MIT.

На это, в частности, указывает история с блокировкой на границе курдских добровольцев, отправляющихся в сирийский город Кобани для поддержки своих соплеменников. Турецкая жандармерия, ранее якобы не способная пресекать аналогичные потоки джихадистов, курдов остановила в кратчайшие сроки. Существуют так же свидетельства тому, что боевики «Исламского государства» наносили удары по тыловым позициям сражающихся курдов с территории Турции. Кобани, в итоге, спасла только поддержка коалиционной авиации.

Аравийские монархии и Турция занимаются терроризмом чужими руками

Кобани боевых действий

Турецкая разведка MIT также контролирует и поставки вооружения, боеприпасов и амуниции боевикам в Сирию, которые проходят под вывеской обеспечения «сирийского народа гуманитарной помощью». Что примечательно, турецкая жандармерия неоднократно проводила операции по перехвату «караванов», однако только одна из них завершилась успехом (19 января 2014-го года) – остальные грузы сопровождались сотрудниками MIT. В итоге, были открыты уголовные дела на тех, кто санкционировал обыск грузовиков с оружием. Предлог – «попытка раскрыть государственную тайну».

Помимо прочего, Турция является тыловой базой для сирийских исламистов. В случае успешных боевых действий правительственных войск в приграничных районах, боевики банально пересекают «ленточку» и попадают в зону недосягаемости для сирийской армии. Об этом, в частности, не так давно в прямом эфире «Вести.ФМ» говорил военный корреспондент ВГТРК Евгений Поддубный. Так же на территории Турция располагаются тренировочные лагеря и полевые госпитали для боевиков.

Джихад не каждому по карману

Но, если основной турецкий функционал, как правило, сводится к оказанию материально-технической и логистической поддержки террористам, то аравийские монархии активно используют свой главный козырь – финансовые ресурсы. Хотя только им отнюдь не ограничиваются. В 2014-м году ливанские аналитики приводили доказательства того, что Катар только на начальном этапе гражданской войны вкачал в сирийских «Братьев-мусульман» и ССА около 15 млрд. долларов. Активную финансовую поддержку боевикам ССА оказывала и Саудовская Аравия, которая со временем полностью переключилась на радикальный сегмент оппозиции.

Подсчитать примерные расходы аравийских монархий только на обеспечение денежного довольствия боевиков за прошедшие четыре года весьма проблематично. Но исключительно для понимания цифр, возьмём за основу группировку в 20 тыс. штыков и будем исходить из стандартного ценника – 300 долларов в месяц. Исключительно регулярные выплаты зарплаты боевикам данной группировки обойдутся спонсору в 72 млн. долларов в год. Сюда же необходимо плюсовать выплаты «премиальных» и «страховку» для смертников (около 10 тыс. долларов).

Таким образом, обеспечение крупной группировки боевиков одним лишь денежным довольствием встаёт спонсору, как минимум, в 100 млн. долларов. Если включить в смету закупку и транспортировку вооружения, боеприпасов, амуниции и медикаментов, зарплаты специалистам (нефтяники, медперсонал, пропагандисты, инженеры, ремонтные бригады и т.д.) и командировочные своим «отпускникам», то приведённую цифру можно смело умножать в несколько раз. И сколько таких группировок сидит на полном финансировании у аравийских монархий, можно только гадать. Очевидно только одно – ежегодная финансовая поддержка боевиков в Сирии со стороны «заливников» кратно превышает размеры годового ВВП ряда европейских государств.

Салафитский спецназ аравийских монархий

Главные спонсоры терроризма в Сирии изначально поставили на разных лошадок – Саудовская Аравия поддержала группировки «аль-каидовского» типа, а Катар «Братьев-мусульман», которые после смерти отца Башара Асада частично вернули утраченные ранее позиции в стране.

С началом вооружённого конфликта «ненасильственная организация» сформировала своё боевое крыло в лице «Комитета Щитов Революции» (Хайа дуру ас-Саура), под чей патронаж перешли некоторые крупные группировки, в том числе и бригады «Сирийской свободной армии». В дальнейшем, опасаясь усиления саудовской «Аль-Каиды» под брендом «Джебхат ан-Нусры», Катар предпринял попытку перекупить филиал «Аль-Каиды» в Ираке, которая ещё со времён американской оккупации проявляла известную строптивость, игнорируя «пожелания» пакистанского центра. Так же, как уже сегодня можно смело предполагать, Катар обильно проспонсировал вождей арабских племён в суннитской части Ирака (дулейми, к примеру), которые до усиления ИГИЛ получали денежное довольствие из Саудовской Аравии.

Аравийские монархии и Турция занимаются терроризмом чужими руками

Этнорелигиозная карта Ирака

Насколько успешной оказалась практика перекупки террористических группировок и племенных групп, можно судить по результатам конфликта между «Джабхат ан-Нусрой» и «Аль-Каидой в Ираке». Последняя перенесла свою активность на сирийское направление, взяла под контроль несколько важнейших транспортных узлов, вышла из формального подчинения «Аль-Каиды», разорвала отношения с «Джабхат ан-Нусрой», провела ребрендинг и получила широкую поддержку суннитских племён на территории Ирака.

Через определённый промежуток времени ИГИЛ превратилось в самую влиятельную террористическую группировку не только в регионе, но и в мире. Насколько верны утверждения о том, что «Исламское государство» целиком и полностью катарский проект, сказать сложно, однако многое указывает именно на это.

О том, что неоднократно упомянутая «Джабхат ан-Нусра» является филиалом «Аль-Каиды» в Сирии было известно ещё в 2012-м году. В частности, на это указывали специалисты Института Ближнего ВостокаЩегловин Ю.Б. и Игнатенко А.А. (отдельно отметим, что Игнатенко оказался первым в мире экспертом, указавшим на родство данных организаций).

В истории с «Джебхат ан-Нусрой» интересна даже не её прямая связь с «Аль-Каидой» (этим сегодня не удивить), а факт того, что данная группировка под завязку укомплектована офицерами Службы общей разведки КСА. Так же, саудовские военные, после «отставки», проходили специальную подготовку в Пакистане, где получали опыт партизанской и диверсионной войны. Готовили их те же, кто в своё время тренировал боевиков «Аль-Каиды» для борьбы с советскими военными в Афганистанепредставители пакистанских спецслужб.

Тут же необходимо отметить, что «Джабхат ан-Нусра» является личным проектом бывшего главы саудовской разведки Бандар бин Султана. На первом этапе группировка накачивалась бывшими силовиками Саудовской Аравии, которые возглавляли крупные подразделения. На втором этапе предполагалось перебросить в Сирию так называемый «иностранный легион» (15-20 тыс. боевиков), состоящий из джихадистов со всего мира. Готовить его должны были саудовские офицеры. Проект был свёрнут после отставки главы Общей разведки.

Помимо прочего, «Джабхат ан-Нусра» получала (и продолжает получать) материально-техническую поддержку от Саудовской Аравии. Так как группировка находится в списке террористических организаций ООН, прямые поставки через турецких посредников стали невозможны – Соединённые Штаты их пресекали. В итоге, переброска вооружения «Джабхат ан-Нусре» начала осуществляться через другого подрядчика – «Сирийскую Свободную Армию» (собирательное название «умеренной оппозиции»), известную во всём мире своей умеренностью, нерелигиозностью и уважением к демократической традиции коллективного Запада.

Схема вполне тривиальна. Какое-нибудь подразделение ССА по официальным каналам получает вооружение от Саудовской Аравии. В итоге, данное подразделение либо передаёт всё полученное вооружение конечному адресату, либо принимает присягу и просто меняет вывеску. В данном случае, примечательно то, как вооружение передаётся исламистским боевикам. После расписки в «акте приёма-передачи», «умеренные» складируют военный груз в любом подходящем для этого здании. А далее два варианта: либо на складе происходит «производственный взрыв», либо боевики-исламисты наносят совершенно неожиданный удар по позициям «умеренных». Результатом любого из предложенных сценариев является передача вооружения боевикам.

Тут же, в очередной раз подчеркнём, что «Сирийская Свободная Армия» – это скроенная на коленке организация из сотен мелких группировок, которые просто не выкладывали на свои каналы видео с публичными казнями. Многие из них вообще не в курсе, что являются представителями светской оппозиции. Чем и объясняется американский конфуз с массовым переходом «умеренных оппозиционеров» из ССА на сторону «Джебхат ан-Нусры» или «Исламского государства». В итоге, раскрученная на весь мир ССА является одним из главных операторов поставок вооружения исламистским боевикам.

Таким образом, сирийскому правительству противостоят не разрозненные вооружённые банды, а вполне конкретные региональные державы, представленные в Сирии своими террористическими франшизами. Что примечательно, уровень боеспособности условной «Джабхат ан-Нусры» на порядок выше уровня боевой подготовки вооружённых сил Саудовской Аравии или Иордании. Годовой бюджет «Исламского государства» превышает ВВП ряда африканских стран, а по количеству стрелкового оружия террористические группировки в Сирии могут сравниться с некоторыми европейскими странами.

Аравийские монархии и Турция занимаются терроризмом чужими руками

Трофеи

По количеству бронетехники вполне корректно сравнение «Исламского государства» с членом НАТО – Латвией (не в пользу латышей). Суммарная численность исламистов, участвующих в боевых действиях на территории одной только Сирии, превышает численность вооружённых сил таких стран, как: Польша, Казахстан, Болгария, Канада, Австралия, Хорватия, Австрия и Финляндия. Денежные средства, находящиеся в распоряжении всех группировок вместе взятых, на порядок выше тех сумм, которыми вынуждены оперировать Министерства обороны некоторых членов НАТО.

Именно масштабной финансовой, материально-технической, организационной, тыловой и логистической поддержкой террористических группировок в Сирии объясняется их эффективность на данном театре военных действий. Можем предположить, что в мире не наберётся и двух десятков стран, которые в аналогичных условиях смогли бы продержаться больше одного года. Сирия воюет уже пятый.

Источник

 

 

Башар Асад. Эфир от 16.09.2015 года

 

 

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех интересующихся и просыпающихся…

 

Поделиться: