Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Благотворительность в Германии плодит социальных паразитов

8 января 2018
1 031

На фото: участники «Берлинского рождественского велосипеда» проезжают по мосту Обербраум. Байкеры посещают социальные учреждения, доставляя пожертвования во время их поездки в оба конца по городу, Берлин, Германия

Для немецких благотворительных организаций (а их в 82,5-миллионной Германии без малого 580 тысяч!) предрождественский период — самый «урожайный» в году. Ни в каком другом месяце года им не жертвуют больше, чем в декабре. Так, например, в 2016-м из всей суммы пожертвований, составившей 5,3 млрд евро, декабрь принёс более 1,2 млрд. Правда, это на 5% меньше, чем в декабре 2015-го, да и общее количество жертвователей сократилось примерно на 600 тыс. человек (22,1 млн в 2016-м против 22, 7 млн годом ранее). И тем не менее, Германия по этому показателю — всеевропейский лидер. Лидирует ФРГ и по размаху и эффективности волонтёрства: наряду с государством, помощь социально слабым слоям населения оказывают 23 млн волонтёров.

О том, что собой представляет германская система благотворительности, чем занимаются её организации, облегчают ли они в действительности жизнь людей с низкими доходами или потворствуют их иждивенчеству? Об этом и поговорим.

Сначала была Церковь

Старейшие благотворительные организации в Германии — это ведущая своё начало с 1836 года евангелическая Диакония (от греч. Diakonia — «служитель») и основанная в 1897 году католическая Каритас (лат. Caritas — «любовь к ближнему»). Современное название первой из них — Федеральный союз благотворительных организации евангелических церквей в Германии (Diakonie Deutschland — Evangelischer Bundesverband), второй — Ассоциация благотворительных организаций римско-католической церкви в Германии (Der Deutsche Caritasverband).

На сегодняшний день в 70 объединениях Диаконии, имеющихся во всех федеральных землях, социальной работой заняты 460 тыс. штатных сотрудников и 700 тыс. волонтёров. Они обслуживают примерно 1 млн мест в больницах, хосписах и домах для престарелых, в молодёжных клубах, центрах досуга для пенсионеров и инвалидов, консультационных пунктах для безработных, беременных женщин и матерей-одиночек, лагерях для беженцев, а также в учреждениях пенитенциарной системы. Диакония имеет собственные детсады и школы, детдома и базы отдыха для детей и юношества, бедных семей, пенсионеров и инвалидов. Евангелисты оказывают помощь людям, оказавшимся в особо трудном положении. Для этого действуют миссии на вокзалах, телефонная служба доверия, детские консультации и т. п.

Католическая Каритас является на сегодняшний день крупнейшим в Германии работодателем. В её более чем 900 земельных и региональных организациях 617 тыс. штатных сотрудников и около полумиллиона волонтёров оказывают разностороннюю помощь всем нуждающимся независимо от их мировоззрения. Как и Диакония, Каритас предлагает широкий спектр услуг в сфере здравоохранения и ухода за стариками и инвалидами, а также в социальной, молодёжной и жилищно-бытовой областях, располагая для этих целей 25 тыс. оборудованных центров и пунктов на 1,5 млн мест. Особое внимание уделяется оказанию помощи конфликтным семьям, «трудным» детям, бездомным и безработным, алкоголикам и наркоманам, заключённым, психически больным и умирающим.

Обе эти основные в стране христианские Церкви, владеющие недвижимостью общей стоимостью 37 млрд евро (в этих зданиях и сооружениях и расположены их благотворительные учреждения), выделяют из своих бюджетов на социальные нужды свыше 800 млн евро в год, не считая дополнительных целевых пожертвований. Их гуманитарная деятельность распространяется и на бедствующие регионы мира (то же относится и к многим другим немецким благотворительным организациям — Обществу Красного Креста, фонду SOS Kinderdorf и т. д.

Из всех прочих конфессий благотворительные организации есть только у иудеев. В 1917 году еврейские общины Германии по инициативе председателя Союза еврейских женщин Берты Паппенхайм создали организацию для содействия единоверцам c низким доходом. После разгрома национал-социализма ее возродили в 1951 году под названием «Центральное благотворительное учреждение евреев в Германии» (Zentralwohlfahrtsstelle der Juden in Deutschland, сокр. ZWST). Первоначально главной задачей ZWST была помощь выжившим жертвам Холокоста. А с 1990 года — и всесторонняя поддержка иммигрантов из бывшего СССР при их интеграции в еврейские общины и в немецкое общество.

В настоящее время ZWST финансирует работу социального и молодёжного секторов в местных еврейских общинах, организует отдых для пожилых, лагеря отдыха для подростков и юношества, проводит семинары для сотрудников и волонтёров социальных отделов, общинных детских и молодёжных групп.

Что же касается мусульман, число которых в Германии неуклонно растет и уже превышает 4 млн человек (по разным данным — от 4,4 до 4,7 млн без учёта беженцев), их крупнейшая в стране организация — Германская исламская конференция (Deutsche Islam Konferenz). Она до сих пор не смогла создать единый союз по оказанию социальной и гуманитарной помощи единоверцам. Да, при некоторых мечетях и молитвенных домах действуют группы добровольцев по уходу за детьми, стариками и больными. Но если их деятельность и считать благотворительностью, то лишь на самом примитивном уровне.

Без государства не обойтись

Первые законы о финансовой и правовой поддержке немецких филантропических объединений были изданы в период Веймарской республики (1919−1933 годы). На их базе в 1924 году был учреждён Германский благотворительный союз (Deutscher paritätische Wohlfahrtsverband). Действует он по сей день, представляя интересы более 20 гуманитарных организаций, а также союзов помощи и самопомощи хронически больным, инвалидам, детям, подросткам, юношеству, жертвам домашних конфликтов, несчастных случаев, сексуальных и других уголовных преступлений. Центр благотворительной помощи (Freie Wohlfahrtspflege) на федеральном уровне возглавляет и координирует деятельность всех этих учреждений и служб в области социальной политики и здравоохранения.

Как отмечалось в начале статьи, сегодня в ФРГ действуют около 580 тыс. благотворительных организаций, что в 7 раз больше, чем в 1960-х годах. Кроме добровольных пожертвований (Spenden) физических и юридических лиц, они получают также государственные субсидии (staatliche Zuschüsse).

В Основном законе Федеративной Республики принцип социального государства закреплён в трёх статьях (1-й, 8-й и 79-й). И в общем виде звучит так: государство несёт ответственность за оказание помощи нуждающимся гражданам и за поддержку неблагополучных групп ради того, чтобы предоставить им возможность достойно жить и обеспечить социальное равенство. Для успешного решения этих задач государство тесно сотрудничает с благотворительными союзами на основе правовых норм Социального кодекса. В 2010 году Федеральное правительство одобрило стратегию повышения социальной активности граждан на основе укрепления сотрудничества секторов благотворительности, общественности и экономики страны.

140 благотворительных фондов учреждены тремястами богатейшими семьями Германии. Среди них — держатели крупных пакетов акций BMW из семейного клана Квандт (Quandt), основатели концерна SAP — крупнейшего в мире производителя программного оборудования для бизнеса — Хассо Платтнер, Ганс-Вернер Гектор и ныне покойный Клаус Чирa.

Мотивы активности благотворителей самые разные: это и самореализация путём оказания бескорыстной помощи нуждающимся, религиозные и моральные побуждения, соображения престижности и т. д. Но, как показывают итоги соцопросов, в Германии лишь половина респондентов положительно оценивает действия богатых филантропов-соотечественников: 18% подозревают их в скрытом пиаре, а 22% уверены, что за их щедротами кроются корыстные интересы — налоговые льготы, политические цели, личные амбиции и др. И считать так у людей есть все основания. Вот тому свежайший пример.

 

В рамках реконструкции исторического центра Потсдама, пострадавшего во Второй мировой войне, планируется восстановить барочную Гарнизонную церковь постройки начала XVIII в. Здесь играл на органе великий Иоганн Себастьян Бах, сюда заходил победитель Наполеона — император и самодержец всероссийский Александр I, как ранее и сам Наполеон, даровавший церкви своё личное покровительство.

Но в истории Германии и памяти немцев Гарнизонная церковь в Потсдаме осталась, в первую очередь, символом прусского милитаризма. Её изначально строили для солдат прусского короля Фридриха Вильгельма I — отца Фридриха Великого (оба захоронены в её склепе) В ней выставляли захваченные в боях штандарты вражеских полков. А во времена Третьего рейха свои церемонии здесь проводили национал-социалисты. Существует версия, что 21 марта 1933 года именно под сводами Гарнизонной церкви рейхспрезидент Германии Пауль фон Гинденбург впервые прилюдно пожал руку рейхсканцлеру Адольфу Гитлеру после произнесения им речи.

Несмотря на то, что сейчас факт обмена такими рукопожатием оспаривается некоторыми немецкими исследователями, другой факт — что Гитлер выступал в Гарнизонной церкви — подтверждён документально. В том числе и на этом основании противники восстановления церкви категорически возражают против восстановительных работ. Свою позицию они резонно аргументируют тем, что возрождённая церковь станет местом паломничества неонацистов.

Какое отношение всё это имеет к благотворительности? Самое что ни на есть прямое. Сметная стоимость работ по восстановлению Гарнизонной церкви составляет 53 млн евро. Из них около 12 млн уже получены от Федерального правительства. Ещё 5 млн поступили от Евангелической церкви, а оставшиеся 10,5 млн пожертвовали частные лица. Как сообщили на прошлой неделе немецкие СМИ, в числе этих спонсоров оказался один из известнейших в Германии телеведущих, 61-летний публицист Гюнтер Яух. Он лично перечислил в благотворительный фонд Гарнизонной церкви (Garnisonkirchen-Stiftung) 1,5 млн евро, за что был подвергнут резкой критике.

И критикуют его не столько за то, что он финансировал восстановление церкви, в которой выступал Гитлер, сколько за преследование личных корыстных интересов: «Вот как миллионеры уходят от налогов, — возмущаются одни. — Эти 1,5 млн Яух теперь совершенно законно спишет с налогов». А другие упрекают Яуха в тщеславии — фонд Garnisonkirchen-Stiftung обещал крупнейшим частным спонсорам именные секции внутри отреставрированной колокольни, а фамилии всех прочих меценатов выгравировать на ведущих к колокольне каменных ступенях.

Контроль и учёт — это не только социализм

Как учил Ленин, «Социализм — это учёт плюс контроль». В России с учетом и контролем никогда толком не получалось, но получилось в современной Германии. Все денежные средства, поступающие в адрес благотворительных организаций, с немецкой скрупулёзностью учитываются, а сведения о них аккумулируются в Германском совете по делам пожертвований (Deutschen Spendenrat). По данным Совета, в 2016 году общее число жертвователей составило 22,1 млн человек в возрасте от 14 лет и старше — а это треть населения Германии (по немецким законам, жертвовать вправе любое лицо, начиная с 14-летнего возраста). По тем же данным, в 2016 году средняя сумма пожертвований составляла 35 евро, что на 2 евро меньше, чем годом ранее. При этом, как любят подчёркивать боссы крупных благотворительных организаций, абы от кого они пожертвования не принимают.

Уже вторую неделю немецкие СМИ с удовольствием муссируют факт возврата руководством отделения евангелической Диаконии во Франкфурте-на-Майне депутату Бундестага от партии «Альтернатива для Германии» (АдГ) Антону Фризену 100 евро, пожертвованных им в начале декабря принадлежащей Диаконии городской столовой для неимущих. Как сообщает таблоид Bild, все шесть членов руководства франкфуртским отделением Диаконии подписали письмо на имя Фризена, в котором, в частности, говорилось: «Моральный облик человека, как его представляют себе в Вашей партии, не согласуется с представлениями о нём в Диаконии и в нашей Церкви, поэтому мы ясно даём понять, что принять от Вас деньги не можем». К посланию были приложены две купюры по 50 евро (их снимком, а также текстом самого письма Bild сопроводил свою статью на эту тему).

Забавный нюанс: адресованный Фризену «отлуп» был направлен не по его домашнему адресу, а в канцелярию Бундестага. Евангелисты тонко рассчитали, что до того, как письмо передадут депутату, с ним ознакомится весь технический персонал парламента. Ну, а дальше сработает «сарафанное радио»…

Перед тем, как рассказать о дальнейшем развитии событий, напомню: основанная в 2013 году, АдГ с первого дня своего существования протестует против исламизации Федеративной республики, которую под лозунгом «Ислам принадлежит Германии» навязывают немецкому обществу правящие партии ХДС и СДПГ. А с лета 2015 года, когда страну захлестнула более чем миллионная лавина ближневосточных и североафриканских беженцев, АдГ требует прекратить их бесконтрольный и ничем не ограниченный приём, инспирированный лидером ХДС канцлером Ангелой Меркель. За эту позицию «Альтернативы для Германии» этаблированные немецкие СМИ иначе как правопопулистской, антимусмульманский и даже ультраправой её не называют. Евангелическая же церковь изначально поддерживает миграционную политику канцлера, предоставляя нелегальным мигрантам убежища в стенах своих храмов (по традиции полицейским туда хода нет) и всячески препятствуя их депортации.

А теперь вернёмся к демаршу франкфуртской Диаконии. Реакция на него 32-летнего Фризена привела в восторг «жёлтый» Bild: «Фризена считают умеренным политиком, — писал таблоид. — Но Диаконии он отвесил оплеху». И далее следовал текст ответного письма депутата: «Дорогая Диакония, Вы абсолютно правы. Позиции АдГ и Евангелической церкви совершенно несовместимы. В то время как АдГ придерживается именно христианских ценностей, Вы предали христианство и продали его» (вероятно, под «продажей христианства» имеются в виду многомиллионные субсидии, ежегодно выделяемые из федерального госбюджета Евангелической и Католической церквям Германии).

Не рыбу, но удочку!

Многие немецкие социологи и политики весьма скептически относятся к распространению в Германии благотворительности для удовлетворения запросов вполне трудоспособных получателей государственной помощи, справедливо полагая, что это только развращает их, порождая иждивенческие настроения, нежелание и неготовность прилагать максимум усилий для самообеспечения. В Германии благополучно существует немалая группа «принципиальных» получателей социальной помощи, годами уклоняющихся от трудоустройства. Свою «позицию» они мотивируют тем, что коль скоро предлагаемая им зарплата практически равна получаемому пособию, то работать «за эти гроши» нет никакого резона.

Кроме того, по мнению скептиков, распродажа в специализированных магазинах всем нуждающимся предметов первой необходимости по бросовым ценам и их бесплатная раздача в центрах помощи неизбежно снижает спрос на эти товары в обычной торговой сети.

Как полагают эксперты, следует не только заботиться о снижении уровня бедности и повышении качества жизни населения, в том числе за счёт роста благотворительности, но также устранять основные причины массовой нищеты. Парадокс: в богатой Германии обнищание населения стремительно растёт, но это тема отдельной статьи. Добиться устранения массовой нищеты можно (и должно) путём наращивания капитальных вложений в национальную экономику и создания новых рабочих мест, улучшения профобучения и трудоустройства, строительства общедоступного жилья для малообеспеченных, и т. д.

Но вот ведь какая штука: как явствует из опубликованных неделю назад результатов соцопроса, проведённого экспертами авторитетного в Германии исследовательского Фонда Бертельсмана (Bertelsmann Stiftung), 61% немцев считает, что государство больше заботится о беженцах, чем о собственных гражданах. В среднем по стране с этим тезисом полностью согласились 33% респондентов. Ещё 28% согласились частично. В новых федеральных землях (на территориях бывшей ГДР) таковых оказалось 35% и 43% соответственно.

Германия

 
Поделиться: