Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Глобалисты Германии: Если ничего не изменить, русские танки опять войдут в Берлин

9 мая 2018
1 814

Глобалисты Германии: Если ничего не изменить, русские танки опять войдут в Берлин

Европа балансирует на краю военного конфликта с Россией. Об этом заявил депутат Бундестага от партии «Альтернатива для Германии» (АдГ) Марк Йонген.

В интервью, которое политик дал для Sputnik Литва, он озвучил два сценария, по которому в ближайшие 10−15 лет могут развиваться отношения Москвы и Европейского союза.

Первый допускает даже войну между Европой и Россией.

«Если напряжение будет нарастать так, как сейчас, в худшем случае нас ждет военное противостояние через «посредника». Ключевое слово «Украина», — сказал Йонген.

Но возможен, по его мнению, и другой сценарий — оптимистичный — сближение с Россией в случае усиления в Европе таких политических сил, как «Альтернатива для Германии».

По словам парламентария, если партии, подобные АдГ начнут участвовать в управлении своими странами, то это будет способствовать более тесному альянсу с Россией, что позволит «продолжать наш культурный и торговый обмен без всех этих вредоносных маневров вроде санкций».

«Мы работает над тем, чтобы наши отношения развивались по второму пути», — сказал представитель Бундестага. Отметив при этом, что зависит все в любом случае от того, как «будет выглядеть политический ландшафт здесь, на Западе».

Подобных прогнозов — о возможной войне с Россией — немецкие политики несколько последних десятилетий как-то стараются избегать. Всерьез, во всяком случае, эта тема в Германии публично не обсуждается. В отличие, скажем, от вечно возбужденных и напуганных «российской агрессией» прибалтов, поляков, украинцев и шведов. Те, чем громче кричат о страшных русских, которые якобы спят и видят, как бы их захватить, тем больше получают финансово-политических дивидендов от Вашингтона.

Германия — страна богатая, и ей, вроде бы, подачки с барского стола без надобности…

Что тогда стоит за словами немецкого депутата? Серьезная озабоченность и предупреждение? Или это всего лишь политическая игра: «дайте нам власть, иначе с Россией будет война»?

И причем здесь Украина?

Эти и другие вопросы «СП» адресовала эксперту по международной безопасности Центра специальных медиаметрических исследований Игорю Николайчуку:

— Взаимоотношения России с ЕС в настоящее время имеют геополитический характер. Причем, характер достаточно своеобразный, новый.

С 2008 года, официально Россия имеет свой проект, как известно. Но до 2005 года, как считают большинство политологов, «проектом» России было вхождение в Европу. Все, наверное, слышали: «Европа от Атлантики до Урала» или «от Лиссабона до Владивостока».

Все это в прошлом. Теперь господствует мнение, что Россия — это не Европа.

То есть вернулись к тому, что в свое время говорил великий писатель и великий империалист Редьярд Киплинг: русские — это «не восточные европейцы, а самые западные азиаты».

Но главное, что на сегодняшний день — после Мюнхенской речи Путина — мы сами себя позиционируем, как самодостаточная страна со своим проектом. У нас свой геополитический полюс. Мы возрождаем мощь. С Европой мы дружим и готовы к сотрудничеству (все-таки мы христианская европейская цивилизация). И мы не стремимся быть гегемонами в Европе.

Только свято место пусто не бывает. Посмотрим на политико-экономическую карту мира…

После Brexit Евросоюз это — континентальная Европа. Выход Британии из ЕС ослабил и Германию, но она все равно продолжает играть в Европе доминирующую роль, благодаря своим накачанным экономическим мускулам.

Германия — это экономический гигант и в то же время — политический карлик. Это оккупированная страна. Американцы никогда не уйдут из Германии, будут держать там НАТО — лишь бы остаться в Европе. И быть гегемоном в военном отношении.

Таков расклад сил. А Россия — это некий вектор, слагаемый с чьей-то силой, способный серьезно повлиять на ситуацию в Европе. Особенно, когда начинают задаваться вопросы, кто в Европе хозяин.

Вот была Великобритания. Теперь она не хозяйка. Остается Германия.

Но Германии нельзя, как еще при организации НАТО было сказано, дать подняться в политическом смысле. Там три поколения людей живут без суверенной исторической перспективы. То есть, они сами себе в определенном смысле не хозяева.

«СП»: — Официальное объяснение всему этому — чтобы Германия не стала снова национал-социалистической. При этом с нацизмом на Украине они легко мирятся…

— Да, Украине разрешают, а Германии — нет. Но мы говорим о том, будет война или мы будем дружить с Европой. А это зависит от того, как пойдут дела у американцев (точнее, англосаксов) в борьбе за гегемонию на территории континентальной Европы. НАТО — это англосаксы. ЕС — это Германия и отчасти Франция.

Если американцы будут предпринимать какие-то силовые или псевдосиловые акции по ослаблению Берлина или по принуждению его к подчиненному участию в НАТО — т.е. будут продолжать свою политику сдерживания германских перспектив, — то, безусловно, мы будем скатываться, так или иначе, к войне, смысл которой только один.

Не уничтожить Россию, нет — с нашим ядерным оружием американцы с нами связываться не будут. А вот НАТО… Они и так уже на каждом шагу кричат об «агрессивности» России, проводят учения военные у нас под боком… Поэтому есть перспектива, что Штаты постараются столкнуть Россию и Европу через НАТО. Германия будет вынуждена следовать в фарватере американцев и как-то с нами «бодаться». Ну, и все члены альянса заодно.

«СП»: — Украина, причем?

— Украина играет ключевую роль. Потому что это часть России, отторгнутая от России. Американцы именно так на нее и смотрят. Американский подход: «мы будем играть на нервах, и определять перспективы отношений с Россией, привлекать ее на нашу сторону, обещая ей вернуть Украину». Не сразу, скажем так, «на блюдечке», но…

«СП»: — Но пока они обещают Киеву вернуть каким-то фантастическим образом Крым…

— Сейчас, понятно, риторика такая. Однако не забывайте, что американцы, продолжая вводить против России санкции за Крым, в то же время крайне недовольны националистическим украинским режимом. Они стараются как-то скорректировать ситуацию, тратят большие деньги на обучение киевских чиновников правильной бухгалтерии. Но, в принципе, уже понимают, что Украина провалила все.

«СП»: — Могли бы, наверное, хоть пальчиком погрозить…

— Зачем, если это такой сильный раздражитель для России? И давайте не забывать о том, где после войны вся эти бандеровская нечисть нашла приют. Вся эта бандеровщина была сохранена не в Германии, а в США. И они ее потом использовали для развала Советского Союза.

У немцев совсем другое отношение к Украине. Германия может стать самостоятельной нацией и избавиться от последствий Brexit только, скажем аккуратно, освоив каким-то образом Украину.

Напомню, 26 февраля этого года исполнилось ровно сто лет с момента оккупации Украины в Первую мировую. Благодаря Украине и ее запасам продовольствия, прежде всего, германские войска вели войну еще семь или восемь месяцев, когда в Берлине уже начинались голодные бунты. И чуть не взяли Париж.

Украина была замечательным подспорьем Второго рейха. А Третий рейх отторг Украину полностью. Рейхскомиссар Украины Эрих Кох тогда четко сказал, что все разговоры об украинском государстве не стоят и центнера украинской пшеницы. Им нужна была пшеница.

И, обратите внимание, какие были битвы за Украину. Ведь целых четыре Украинских фронта было создано, и каждый квадратный метр земли кровью там брали.

Сейчас немцам эти «терки» вокруг Украины не нужны. Им нужен украинский чернозем, хлеб, сало… и украинский рынок для своих товаров. Потому, мне кажется, они предложат какой-то приемлемый для нас вариант. То есть, политически Украина будет как бы сближаться с Россией — урегулируются многие вопросы. Но экономически они наложат на нее лапу, к всеобщему удовольствию.

«СП»: — Во-первых, с кем там сближаться? У этих киевских правителей руки по локоть в крови. Во-вторых, устроят ли американцев такие условия?

— Нет, конечно. Но отдать Европу всю немцам? Это новая мировая война, мало никому не покажется.

Внутри Германии уже все созрело, понимаете. Сколько можно жить в оккупированной стране?..

Это вопрос, конечно, сложный. Но в Германии очень сильны настроения по восстановлению полного суверенитета.

«СП»: — Так все-таки столкновение военное между Россией и ЕС возможно, по-вашему?

— За 10−15 лет много воды утечет. Неизвестно, что будет. Но это в двуполярном мире была железобетонная стабильность. Ныне мир не двуполярный. Страны развиваются, меняется их вес, мощь, геополитическое положение. И амбиции, естественно, на мировое господство. Хорошо у китайцев нет амбиций на мировое господство — такая нация. У немцев — есть.

Если американцы вместо того, чтобы урегулировать вопрос с Европой, продолжат сохранять свою гегемонию за счет подавления Германии, то будет реализован сценарий, в котором яблоком раздора сделают Украину — между нами и Германией, и всей Европой. И это все будет провоцировать НАТО, естественно.

Правда, в ближайшие пять-десять лет вряд ли кто решится затевать военный конфликт в Европе. Обратите внимание, в Европе — от Швеции до Португалии — СМИ укрепляют оборонное сознание. Но никто особенно воевать не хочет. Хотя воинственные призывы в прессе там звучат. Пока Европа не готова. Ну, никто не хочет эту сытость свою, благополучие менять на пожары, голод и смерть под бомбами.

«СП»: — Главное, чтобы они все понимали, что обратной дороги не будет…

— Понимают. Но, извините, за 15-летним горизонтом все может радикально поменяться. Во всех сценариях, которые рассчитаны на 30−50 лет вперед, все равно сохраняются и социальное неравенство, и соперничество государств. Никакой радостной единой Европы не будет. И противоречия останутся.

Но если сложится консервативный европейский фронт из партий «Альтернатива для Германии», «Национальный фронт» Ле Пен и проч., которые национальные интересы государства будут ставить на первое место, возникнут явные антиамериканские посылы. В том смысле, что «нам не нужен гегемон, нам нужно наше национальное государство. И поэтому мы будем привлекать Россию на свою сторону — ведь она консервативная и патриотическая. Что нам с ней делить?».

На самом деле, нам сейчас это выгодно. Но через пять-десять лет встанет вопрос: может, пора уже свой проект более артикулировать? Чтобы понимать, куда движемся.

Сейчас мы пытаемся лавировать, стабилизировать обстановку, никаких своих проектов мира будущего не предлагаем. Мне кажется, пора что-нибудь предложить. Вопрос назрел. У России должен быть свой проект гуманистический, к которому бы примкнули все нормальные люди.

Они уже сейчас смотрят на Россию и ждут, когда она предложит альтернативу англосаксонскому и континентально-европейскому проекту.

 

Поделиться: