Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

«Джунгли» французского Кале в огне, Париж - в грязи и вони (видео)

31 октября 2016
2 529

«Джунгли» французского Кале в огне, Париж - в грязи и вони

Международная организация по мигрантам сообщила свежие данные: с начала года при попытке пересечь Средиземное море и попасть в Европу утонули и пропали без вести почти 4 тысячи мигрантов. Печальный рекорд прошлого уже года побит. За весь 2015 год в Средиземном море погибли 3 тысячи 770 мигрантов.

Похоже, говорить о том, что поток беженцев из Африки и стран Ближнего Востока в Европу идет на убыль, преждевременно. Ведь разбуженная приглашением Ангелы Меркель идея переселиться в Европу в Северной Африке и на Ближнем Востоке уже стала идеей, овладевшей массами, а значит, по Марксу, превратилась в материальную силу. На материальную силу и ответ должен быть материальным. Готов ли к такому повороту Евросоюз, тем более что пик миграционной волны еще впереди?

Это была последняя схватка за "Джунгли". Активисты правозащитных организаций, для которых беженцы, как бездонная кормушка, в ночи бросали камни и бутылки в полицейских, те в ответ поливали их слезоточивым газом. Решение о сносе на тот момент уже было принято.

На рассвете толпы мигрантов уже штурмовали ангар, где шла регистрация, чтобы уехать в один из департаментов Франции — на выбор. Мигранты из Афганистана, Пакистана или Африки — ни сирийцев, ни иракцев, которых в совокупности меньше процента от общего числа тех, кто за эти пару лет нелегально перебрался в ЕС.

Французский за все время здесь изучили единицы, пара слов на английском — предел, да и вообще менять свои привычки и традиции под европейские или ассимилироваться эти беженцы не торопятся. Скорее, подстраивают окружение под себя.

Непривычный для европейцев уклад жизни теперь преподносится им как новая нормальность. К примеру, в Германии беженец из Сирии может получать около 30 тысяч евро пособий в месяц. У него четыре жены, 23 ребенка. Говорит, что был бы рад работать, да некогда — кочует из дома в дом, удовлетворяя по очереди супруг.

А в городке Сен-Бозиль-де-Пютуа шутят, что теперь будут учить арабский, чтобы хоть как-то обучить суданцев французскому. Мэра Мишеля Исера поставили перед фактом: в городок с населением 1862 человека привезут 87 беженцев из Кале. В знак протеста он подал в отставку, но ее не приняли.

"Для меня это было очень неожиданно. Думаю, господин мэр перегибает палку. Мы вступили с ним в диалог", — сказал префект департамента Эро Филипп Нучо.

Договорились уменьшить количество приезжих вдвое. Устраивать теплый прием мэр не стал, ограничился письменным посланием и на всякий случай сразу всех предупредил: "Если они тут непонятно где решат построить мечеть, мэрия имеет право сказать свое слово, исходя из правил градостроения, и мэрия будет против".

На весь городок всего три врача, одна начальная школа, из памятников — статуя девы Марии, большой крест с распятием и церковь, названная в честь святого Бодиля — католического мученика, жившего в III веке.

Гроты были убежищем для христиан, которые прятались здесь всякий раз, когда в регионе начиналась очередная война. Здесь есть все, что нужно для защиты: мощные стены, постоянная температура воздуха и много пресной воды. Но сейчас это место туристическое. Для мигрантов, приехавших из Кале, подготовили более комфортные условия.

В этом городке они смогут находиться до июня следующего года максимум — это тоже одно из условий мэра. Далее либо им дают вид на жительство, либо высылают из страны.

"Не думаю, что Сен-Бозиль-де-Пютуа сможет дать мигрантам работу. У нас и так сложности с тем, чтобы обеспечить работой наших жителей. Им придется искать другие ассоциации. Не знаю, где", — заявил Мишель Иссер.

Французы любят говорить о равенстве и братстве, но беженцев из Кале привезли под покровом ночи на автобусах с запечатанными в пластик сидениями, чтобы вдруг салон не запачкали.

Летний лагерь отдыха на 120 человек отдали мигрантам. Их поселили по два человека в комнате. У каждого — своя кровать, шкаф и отдельный санузел. Снимать внутри категорически запрещено.

Одного пакистанца сразу забрали в больницу – инфекция. Лечат бесплатно и пока не выписывают. Во дворе осваиваются один эритреец, все остальные — суданцы.

"Дорога была тяжелая, длинная, утомительная. Пару дней осмотримся тут. Если люди нормальные, останемся, если нас не примут, пойдем куда-нибудь дальше", — говорит один из беженцев.

"Обычно это место, куда приезжали дети-инвалиды. Если выбирать, мне, конечно, жалко беженцев, но лучше бы помогли французским инвалидам", — сказала одна из местных жительниц.

"Большинство жителей против, потому что мы боимся их. Кто эти люди, чем они там занимаются весь день? У меня дочка на автобусе ездит в школу, и я боюсь за нее. Если бы это были семьи, то ладно, а тут парни 20-30 лет", — недоволен один из местных жителей.

И хотя относительно спокойный сезон на море уже прошел, мигрантов это не останавливает. Из Ливии в Италию они по-прежнему едут тысячами. Лодки, набитые до отказа, — только за два дня в Палермо высадили больше семи тысяч человек. В основном это мужчины, но есть и женщины. Одна из них родила прямо на корабле. Итальянские власти говорят: такого количества беженцев из Африки не видели уже давно.

Не справляется с потоком и греческий Лесбос. Там центры по приему рассчитаны на три тысячи человек, а вмещают шесть. В итоге мигранты подняли бунт и подожгли офисы — слишком долго, по их мнению, идет оформление.

А вот во что превратился Париж, когда-то культурная жемчужина Европы. Мигранты захватили сразу три района, приток — от двух до трех тысяч человек за два дня, вероятно, из Кале, хотя власти это упорно отрицают. Повсюду палатки, жители жалуются на грязь и вонь.

"Стратегия нашего государства — проявить гостеприимство по отношению к людям, которые нуждаются в защите Франции и преследуются у себя на родине", — заявил министр внутренних дел Франции Бернар Казенев.

"Облик города меняется, туристы, даже из азиатских стран стали меньше приезжать. Они боятся ехать Париж, в другие регионы страны. Облик Франции катастрофичен, и мы против такой политики", — говорят представители "Национального фронта".

Когда лагере еще во всю работали бульдозеры и пожарные, а между палаток сновали еще нераспределенные мигранты, власти поспешили объявить, что миссия успешно завершена. Для социалистов это пусть маленькая, но победа, столь нужная в преддверии выборов. Правоцентристы тут же стали предлагать перенести границу Великобритании из Кале обратно на остров, а "Нацфронт" заговорил о необходимости выслать всех нелегалов за пределы Франции.

"Джунгли" в огне, дым, на месте палаток — сплошное пепелище. Кажется, что в истории этого лагеря на северном побережье Франции поставлена финальная точка. Дорога на Великобританию через это место закрыта.

Но эпопея, очевидно, не закончена. Квоты на распределение мигрантов еще не согласованы, а значит, те пойдут туда, куда захотят, и вот уже в окрестностях Кале заметили новые палатки.

Поделиться: