Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Европа вынуждена вслед за США спасать свою банковскую систему

17 марта 2023
1 031

Европа вынуждена вслед за США спасать свою банковскую систему

Вслед за США спасать свою банковскую систему вынуждена и Европа. Под угрозой банкротства оказался один из крупнейших банков – Credit Suisse. Последствия от его краха вполне сравнимы с банкротством Lehman Brothers, считает предсказавший глобальную рецессию 2008 года экономист Нуриэль Рубини. О чем предупреждает банковский кризис в США и ЕС?

Предсказавший глобальную рецессию 2008 года экономист Нуриэль Рубини предостерегает, что банкротство швейцарского банка Credit Suisse будет сравнимо с крахом Lehman Brothers. По его словам, проблемы в Credit Suisse могут оказаться слишком серьезными для того, чтобы Швейцария смогла спасти компанию.

У Credit Suisse значительно больше активов, чем у американского SVB (Silicon Valley Bank) до банкротства. В конце четвертого квартала активы Credit Suisse превышали 500 млрд долларов. Это более чем вдвое превышает активы американского SVB.

Поэтому все, что произойдет со швейцарским банком, будет иметь системные последствия не только для европейской финансовой системы, но и для мировой, считает Рубини. «Поэтому, если Silicon Valley Bank создаст волновой эффект на мировых финансовых рынках, что-то плохое, случившееся с Credit Suisse, будет на порядок более серьезным – что-то больше похожее на момент с Lehman Brothers».

Акции банка Credit Suisse упали на 30% в среду после того, как его основной акционер – Национальный банк Саудовской Аравии – отказался от дальнейших инвестиций. Возник риск, что банк не сможет выполнить свои долговые обязательства. В четверг ситуация изменилась: после предоставления помощи швейцарским ЦБ акции банка росли на 40%.

Предупреждение Рубини прозвучало за несколько часов до того, как швейцарский центральный банк объявил, что Credit Suisse может рассчитывать на его поддержку ликвидности. Однако риски разрастания ситуации в мировой глобальный кризис все еще сохраняются.

Чем опасны подобные проблемы в банках, что в американских, что в европейских?

«Банки взаимно кредитуют друг друга, поэтому крах большой структуры неизбежно приводит к проблемам в других. Во-вторых, банки в последние годы, привыкнув к низким ставкам, активно вкладывались в гособлигации. И когда регуляторы стали повышать ставки для борьбы с инфляцией, это привело к обесцениванию данного класса активов. А это уже проблема для подавляющего большинства финансовых организаций во всем мире, так как гособлигации всегда считались защитным средством во время кризисов, их накапливают. И рост ставок в США и Европе приводит сейчас к тому, что большая часть таких активов в банках обесценилась», – говорит Артем Деев, руководитель аналитического департамента AMarkets.

Когда о таких серьезных проблемах становится известно, вкладчики массово бегут в банки забирать свои деньги, а это однозначно приводит к коллапсу банковской системы. Вот почему регуляторы с такой щедростью помогают банкам. Они не хотят, чтобы следом рассыпалась как карточный домик вся банковская система.

ЕЦБ выделит поддержку Credit Suisse в размере 53 млрд долларов. Таким же образом действует ФРС, вливая ликвидность в финансовую сферу США. «То есть регуляторы быстро начали принимать решения, чтобы купировать все имеющиеся риски, так что, возможно, пока мирового финансового кризиса не будет», – говорит Деев.

«Мировая экономика накопила за последние десятки лет столько проблем, которые решить быстро и просто не получится. Не зря выдающийся русский экономист Николай Кондратьев, автор «Теории волн», который предсказал все кризисы в ХХ веке, говорил, что в начале XXI века произойдет уже не структурный, а системный кризис. Структурный кризис, как, например, в 2008 году, затронул только банковскую сферу. Системный кризис – это уже переформатирование всей действующей мировой экономической модели», – рассуждает Деев.

По его мнению, системный кризис неизбежен в силу накопленных глобальных противоречий экономического, финансового, социального и демографического плана. Вопрос лишь в том, когда он произойдет. «Но сейчас многие считают, что этот кризис уже начался – это череда нескончаемых рецессий, падений и кризисов, которые способны затянуться на десятки лет.

Возможно, что банковский кризис в США и ЕС – еще одно проявление краха всей мировой экономической системы, который происходит на наших глазах. Эта система настолько огромна, что ее обрушение не происходит за один день – это постепенный процесс, когда из цельной постройки постепенно вываливаются кирпичи один за другим. Именно это мы и наблюдаем»,

– резюмирует Артем Деев из AMarkets.

Что касается Швейцарии, то докапитализация швейцарского банка Credit Suisse в размере 54 млрд вполне способна его поддержать. Однако в целом для страны ситуация тревожная. «Главный вывод – теперь банки начнут ужесточать условия финансирования проектов, что приведет к замедлению роста экономики. В Швейцарии рост ВВП уже практически остановился. Потребительская уверенность на низком уровне. Стоимость риска вырастет, инвестиции в активы, кроме первоклассных, будут сокращены, компании получат меньше финансирования», – говорит Георгий Ващенко, заместитель директора аналитического департамента Freedom Finance Global.

При этом рынки быстро не успокоятся, отскок на фоне оказываемой помощи CS будет недолгим. «Распространяются слухи, что якобы еще несколько банков под угрозой. Все это тревожит инвесторов, особенно неопытных. В то же время обнадеживающих словесных интервенций недостаточно, чтобы успокоить игроков. Фондовые рынки могут еще продолжить снижение. Особенно в случае появления на горизонте негативных новостей про банки. Отскок начнется, скорее всего, если за два месяца ни один банк больше не обанкротится», – считает Ващенко.

Валерий Емельянов, эксперт по фондовому рынку «БКС Мир инвестиций», называет происходящее обычным циклическим кризисом, который случается раз в несколько лет после активного роста активов.

«За год пандемии и задолго до этого в банках копились проблемы, связанные с инвестированием в новые направления, часть из которых не выстрелила и оказалась убыточной. При этом власти сначала давали много денег на любые цели, а сейчас постепенно сжимают доступ к свободным средствам. Банкам все труднее работать в условиях дефицита денег, вернее, их удорожания. Вылезают проблемы то тут, то там. Заранее угадать и вкладывать только «в хорошее» невозможно. О том, что не надо было наращивать какие-то активы (длинные бонды, например), банки узнают постфактум. Это их работа – оценивать риски, и иногда риски перевешивают, и происходит перестройка рынка», – объясняет эксперт.

По его словам, пока сказать наверняка, чем закончится этот кризис, сложно. Могут пострадать только пара банков, а могут посыпаться и целые отрасли, то есть кризис может выйти за пределы только банковского.

«Я бы предположил, что многие малые и средние инновационные компании не переживут новый цикл кризиса. Прежде всего это касается блокчейн-проектов, биотехнологических компаний, облачных сервисов и прочих футуристичных предприятий без прибыли. Если на рынке станет меньше свободных денег, то им финансирование не достанется в первую очередь»,

– говорит Емельянов.

«Кризис не обязательно будет банковским в чистом виде. Скорее всего, пострадает множество отраслей, кроме самых базовых, вроде производства повседневных товаров, лекарств, одежды, а также основных услуг – связь, отопление, вода, газ, топливо и прочее. Через пару лет рынок очистится, и мы увидим рост каких-то новых направлений. Может, связанных с искусственным интеллектом, автоматизацией транспорта или нечто подобное. Одни компании уйдут, другие придут. В России, скорее всего, основной состав топовых предприятий и отраслей не поменяется. Он не меняется уже более 20 лет», – рассуждает эксперт.

Поделиться:
_personilized_right1_personilized_right2_personilized_right3