Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Жизнь в Палестине под еврейской оккупацией: пять мрачных фактов

29 августа 2016
1 481
Жизнь в Палестине под еврейской оккупацией: пять мрачных фактов

В «израильском» аэропорту Бен-Гурион меня ожидала длинная очередь; бороду я загодя сбрил, чтобы сионистам не пришло в голову назвать меня «террористом».

К сожалению, турецкие паспорта сегодня создают в аэропортах множество проблем их держателям. Меня допрашивали полчаса, и это ещё ничего: некоторых моих коллег продержали более 6 часов.

«Хочешь уехать из Палестины?»

В поездке мне реально повезло: я прибыл в Палестину всего за день до злосчастного теракта в стамбульском аэропорту имени Ататюрка, откуда летел мой самолёт. И это не всё: спустя некоторое время после моего отъезда в Турции состоялось нечто похожее на путч, за которым последовало объявление чрезвычайного положения. Я лихорадочно пытался уследить за новостями из Турции, одновременно разбираясь в том, что же всё-таки значит «жить под оккупацией» в Палестине.

«Хочешь вернуться в свою страну?», – спросил у меня один мой друг-палестинец, которому известно, что некоторые мои турецкие друзья светских взглядов желают её покинуть после провала путча. «А ты хочешь уехать из Палестины?», – ответил я вопросом на вопрос. «Хочу, но не думаю, что уеду».

В одном турецком фильме произносится ставшая известной фраза: «Почему человек любит свою страну? Потому что у него нет другого выбора». Не могу представить себе, насколько ему как палестинцу трудно и обременительно в эмоциональном плане каждый день проходить проверки на контрольно-пропускных пунктах в своей собственной стране. Мне, например, хватило негативного опыта прохождения КПП один-единственный раз, чтобы получить хотя бы базовое представление о бесчеловечных ограничениях, вводимых «израильтянами» в отношении свободы передвижения.

Во время моей поездки с коллегами по ту сторону разделительной стены (правильнее, впрочем, называть её «стеной аннексии») для того, чтобы посетить одну из бедуинских деревень, которую «израильские» власти хотят снести по т.н. «соображениям безопасности», в наш автобус зашли двое до зубов вооружённых «израильских» боевиков и проверили наши паспорта и удостоверения личности.
С нами ехали пассажиры из самых разных стран, однако “сыны сиона” – сюрприз! – приказали выйти из автобуса только туркам и палестинцам. Они обыскали наши вещи и устроили нам допрос. В конце концов нас отпустили, за исключением одного моего палестинского коллеги.

Палестинцам на Западном берегу необходимо иметь временное разрешение для совершения поездок по другую сторону стены, и хотя у моего друга было действующее разрешение на все дни недели, сионист на КПП отказался пропускать его под предлогом того, что «сегодня суббота»; он воспользовался своими дискреционными полномочиями с тем, чтобы нарушить основополагающее право моего друга на свободное передвижение. К сожалению, КПП находился посреди пустыни, и поскольку мой друг не хотел, чтобы мы остались вместе с ним, ему в конце концов пришлось пройти больше 3 километров под палящим солнцем, прежде чем его подбросили до ближайшей деревни на попутной машине.

«Добро пожаловать в клуб!» – весело воскликнул он мне, собирая вещи в сумку после обыска на КПП. Среди палестинцев принято сохранять позитивный настрой, несмотря на грубую и жестокую несправедливость, коей их подвергают. Они по-прежнему могут смеяться над своим положением. Быть может, это – одна из тех немногих вещей, на которые они всё ещё могут полагаться. В поездке я познакомился с одним пожилым палестинцем в лагере беженцев Аида неподалёку от г. Бейт-Лахем. Хадж Абу Сабри был вынужден бежать из своей деревни во время Накбы в 1948 году. Теперь ему приходится жить в лагере, обитатели которого лишены базовых благ. Он по-прежнему надеется однажды вернуться в свою деревню. «Я старше, чем “государство” “Израиль”», – со смехом заявил он.

Пять тревожных фактов

Те, кто приезжают в оккупированную Палестину, обычно переживают шок от увиденного там, но повседневная жизнь продолжается, пусть и в экстремальных условиях. Вот пять тревожных фактов жизни под оккупацией; данный список ни в коем случае не претендует на то, чтобы быть полным или исчерпывающим:
1. Вода имеет принципиальное значение для жизни. Однако «израильские» власти установили на оккупированных палестинских территориях режим апартеида в сфере водоснабжения, в рамках которого палестинцы имеют ограниченный доступ к водным ресурсам на своей собственной земле. Потребление воды среди палестинцев на Западном берегу в 2014 году составляло около 79 литров на человека в день, что намного ниже установленного ВОЗ минимально приемлемого значения в 100 литров на человека в день для бытовых нужд. «Израиль» также конфискует источники воды, используемые для ирригационных и рекреационных целей. Тридцать таких источников находятся под полным контролем незаконных еврейских «поселенцев», при этом палестинцы полностью лишены к ним доступа. Более того, палестинцы имеют лишь частичный доступ к побережью Мёртвого моря, и даже когда все формальности соблюдены, им зачастую не позволяют посещать эти районы.
2. Принцип «никаких налогов без представительства» нарушается «израильской» системой идентификации, призванной ограничивать палестинцев в выборе мест проживания и участии в политическом процессе. Около 300 000 палестинцев из Восточного Иерусалима не могут голосовать на выборах в «израильский» парламент и не имеют доступа к базовой социальной инфраструктуре, несмотря на то, что «государство» обязало их платить налоги. «Израильская» аннексия оккупированного Восточного Иерусалима продолжает оставаться противоправной с точки зрения норм международного права.
3. «Израиль» реализует де-факто политику аннексии посредством своих поселений. На Западном берегу в настоящее время расположено около 125 санкционированных правительством и 100 неофициальных поселений, в которых проживает свыше полумиллиона «поселенцев». Все они находятся там незаконно, в нарушение статьи 49 Четвёртой Женевской конвенции. Данные поселения, ущемляющие права палестинцев, занимаются ещё и тем, что эксплуатируют и транжирят палестинские ресурсы. По оценкам «израильского» правительства, стоимость товаров, производимых в поселениях на Западном берегу и экспортируемых в Европу, составляет около 300 миллионов долларов США в год. Кроме того, «израильские» «поселенцы» регулярно устраивают физические нападения на палестинцев и портят их имущество, избегая при этом какого бы то ни было уголовного преследования.
4. Свобода передвижения нарушается постоянно. «Израиль» осуществил сегрегацию дорожных систем таким образом, что палестинцам запрещено ездить по более чем 65 км дорог на Западном берегу, пользоваться которыми могут только еврейские «поселенцы». Помимо сотен временных дорожных застав, устраиваемых по ситуации то тут, то там, на Западном берегу имеется 99 постоянных КПП. Более того, 712-километровая «стена аннексии» – это воплощение «израильской» оккупации. Стена на 85% возведена на оккупированной территории, а не на «израильской» стороне Линии перемирия (т.н. «зелёной линии»).
5. «Израиль» на протяжении многих лет ограничивает развитие телекоммуникационной отрасли в Палестине и запрещает палестинским операторам связи оказывать услуги по предоставлению интернета в формате «3G», ссылаясь на пресловутые «соображения безопасности». Скорость доступа к сети интернет на оккупированном Западном берегу остаётся одной из самых низких в мире.

«Я люблю Турцию!»

В Палестине я почувствовал себя как дома. Слова «Я из Турции» превращают вас здесь в дорогого соотечественника. «Я люблю Турцию!» и «Я люблю Эрдогана!» – возможно, два предложения, которые я слышал чаще всего в разговорах с местными. В этом смысле турецкий паспорт в Палестине – это привилегия. Палестинцы – одна из немногих наций, выразивших солидарность с Турцией и её народом; после неудавшегося июльского путча они массово вышли на улицы с турецкими флагами.

«Ты пробыл здесь больше двух месяцев, – сказал мне мой палестинский друг. – Ты хочешь уехать из Палестины?»

«Нет, – ответил я без колебаний. – Я не хочу, но должен».

Я люблю мою страну.

Я люблю Палестину.

И у меня нет другого выбора.

Семухи Синаноглу

Поделиться: