Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Индия ввела смертную казнь за пиратство. С корабля прямо к стенке

7 августа 2018
728

Индия ввела смертную казнь за пиратство. С корабля прямо к стенке

Правительство Индии одобрило законопроект, направленный на борьбу с пиратством. Теперь виновным грозит пожизненное заключение и даже смертная казнь. Подробности — в материале портала iz.ru.

Преступление без наказания

«Любой, кто совершает акт пиратства, должен быть наказан пожизненным заключением за исключением тех случаев, когда акт пиратства, совершенный обвиняемым, вызвал смерть человека. В этом случае он будет подвергнут смертной казни. Кроме того, суд может обязать его возместить убытки и конфисковать имущество, задействованное при совершении преступления».

Это строки из законопроекта, который в начале августа был одобрен индийским правительством. Его внесли в Лок сабху, нижнюю палату парламента, еще в 2012 году, и с тех пор дискуссии по нему не прекращались. Многим в «Индийском национальном конгрессе» — партии, находившейся тогда у власти, — новый закон казался слишком жестоким.

Однако сформированное «Бхаратия джаната парти» правительство Нарендры Моди, которое пришло к власти в 2014-м, действовало решительно, не чураясь жестких мер. Оно снизило возраст полноценной уголовной ответственности до 16 лет и ввело смертную казнь за групповое изнасилование детей в возрасте до 12 лет. А теперь решило отправлять пиратов на виселицу.

«Цель этого законопроекта — сформировать норму внутреннего законодательства, направленную на борьбу с пиратством, — рассказал индийским СМИ один из чиновников, попросивший держать его имя в секрете. — Это необходимо, чтобы создать правовую базу, которая позволит наказывать людей, обвиняемых в преступлениях, связанных с пиратством. Нынешнее наказание не особо строгое».

Анонимный чиновник на самом деле преуменьшил масштаб проблемы. Пиратство в Индийском океане есть, а вот наказания за него, по сути, нет.

Золотой век

Пиратство в Индийском океане имеет долгую историю. Еще до прибытия европейцев пираты Малаккского пролива на востоке и морские разбойники Ормузского пролива на западе грабили купцов, перевозивших товары по одному из самых оживленных морских маршрутов Средневековья. После того как сперва португальцы, а затем и голландцы с англичанами разведали морской путь в Индию, ситуация стала куда хуже: отважные первооткрыватели и купцы-авантюристы грабили друг друга при каждом удобном случае.

Позже, во время золотого века пиратства в XVII–XVIII веках, Индийский океан стал излюбленным местом охоты морских разбойников. Через него пролегал так называемый «пиратский круг» — маршрут, начинавшийся на Карибах и заканчивавшийся у индийских берегов. Многие знаменитые пираты успели отметиться и на Испанском Мэйне, и в индийских водах.

Так, буканьер Генри Эвери ухитрился захватить личный корабль императора Аурангзеба, а посланный на охоту за ним Томас Кидд сам стал знаменитым пиратом. Мадагаскар превратился в пиратскую базу, возникла даже легенда о пиратской республике Либерталия — утопическом государстве, якобы существовавшем на севере острова и позже уничтоженном туземцами.

Проблем добавляли местные пираты — обитатели индийских, персидских, малаккских и африканских берегов, — не столь знаменитые, но не менее опасные, бравшие на абордаж каботажные суда.

Покончить с пиратством в регионе удалось лишь к началу XIX века, когда англичане, одолев в тяжелой борьбе французов, стали господами индийского побережья, превратив океан в «Британское озеро» и покончив с береговыми шайками. Тогда никому и в голову не могло прийти, что через два столетия морские разбойники под черным флагом снова станут грозой Индийского океана.

Распад и грабеж

В середине 1980-х в Сомали разразилась гражданская война. Всего за несколько лет государство распалось на ряд полунезависимых образований, а прибрежные жители, до того промышлявшие рыболовством, обнаружили, что запасы рыбы иссякают. Одни исследователи возлагают вину за это на иностранные траулеры, которые, пользуясь тем, что Сомали не могло защитить свои территориальные воды, начали там хищнический промысел. Другие полагают, что всё дело в естественных процессах морской миграции. Как бы то ни было, вскоре бывшие рыбаки в поисках лучшей жизни открыли для себя новый источник добычи — морское пиратство.

Первые атаки начались в 2005-м, и уже в следующем году в руки пиратов попало первое индийское судно — дхоу «Сафина аль-Бирсарат» с грузом угля. В 2008-м сорвалась атака пиратов на балкер «Джаг Арнав» — оказавшийся неподалеку фрегат «Табар» успел поднять в воздух вертолет с морским спецназом на борту, который прибыл как раз вовремя, чтобы предотвратить захват.

В 2008-м также повезло танкеру «Абул Калам Азад» — его сигнал бедствия перехватили малайзийское и саудовское военные суда, которые спасли индийцев и отконвоировали их к месту назначения. Грузовому судну «Аль Рафикей» повезло меньше: пираты высадились на него, избили команду, отобрав у нее мобильные телефоны и ценные вещи, перегрузили к себе на лодки несколько бочек с топливом и отбыли восвояси.

И это лишь малая часть пиратских нападений. Морские бандиты постепенно расширяли зону операций, в поисках добычи заплывая всё дальше на восток и оперируя в опасной близости от индийской экономической зоны. Кто знает, сколько малых рыбацких судов, вышедших в эти годы на промысел от индийских берегов и до сих пор числящихся пропавшими без вести, на самом деле стали добычей сомалийцев?

Пиратобоязнь приводила порой к трагическим инцидентам: так, в феврале 2012 года охрана итальянского танкера «Энрика Лекси» расстреляла у южного побережья Индии лодку с рыбаками, приняв их за пиратов.

В 2011 году пираты обнаглели настолько, что на быстроходных лодках атаковали патрульный корабль «Калпени» и корвет «Кхукри», шедшие на перехват испанского судна «Вега-5», которое морские разбойники превратили в свою базу. Итог был предсказуем: индийцы взяли «Вегу» на абордаж, захватив 61 пирата и освободив уцелевших членов команды. Пока индийские моряки наслаждались заслуженными почестями, индийские судьи пытались понять, что делать с таким подарком: к тому моменту в тюрьмах Индии сидело уже больше сотни морских разбойников, захваченных в ходе операций у сомалийских берегов.

Судить бы, да не за что

В 1999 году индонезийские пираты захватили японское судно «Алондра Рэйнбоу», шедшее с грузом алюминиевых слитков. Команду высадили в шлюпки, само судно перекрасили, написали на борту новое название — «Мега Рама» — и отправили к пакистанским берегам. На траверзе Кочина грузовое судно заметила индийская береговая охрана. Индийцы заподозрили неладное. После того как посланный на перехват патрульный катер «Тарабаи» не смог остановить «Алондру Рэйнбоу» (40-мм пушки и двух пулеметов оказалось явно недостаточно), в погоню отправили корвет «Прахар». Удачный выстрел в итоге вызвал пожар в двигательном отсеке, индийские моряки взяли судно на абордаж, пиратов арестовали.

После этого перед судьями встал вопрос: что делать с захваченными бандитами. Проблема в том, что в индийском законодательстве в принципе отсутствовала статья «Пиратство». В итоге после сложных маневров и чудес юридической казуистики пиратам вменили несколько статей, включая покушение на убийство, вооруженное ограбление и ведение войны против Индии, и признали виновными. Но бандиты оказались юридически грамотными и подали апелляцию. Так как обвинение было сшито на живую нитку, в итоге суд высшей инстанции признал приговор незаконным.

Казалось бы, этот случай мог стать уроком для индийских законодателей, но нет. Индийцы сочли, что случай единичный и беспокоиться не о чем. И не беспокоились — до тех пор, пока не начался разгул сомалийского пиратства. После того как первых захваченных сомалийцев доставили в индийские тюрьмы, обнаружилось, что закона о пиратстве как не было, так и нет. Более того, индийский уголовный кодекс даже не позволяет предъявлять обвинения иностранным пиратам, совершающим преступления за пределами территориальных вод Индии.

В итоге в 2012 году соответствующий законопроект был наконец-то внесен в парламент. Но уже в следующем году число нападений у берегов Сомали резко пошло на спад: присутствие множества военных кораблей и использование вооруженной охраны на судах, проходящих опасные районы, не оставили пиратам шанса. И хотя отдельные нападения порой случаются — например, в 2017 году сомалийцы захватили индийское судно «Аль-Каусер», которое вскоре было освобождено вооруженными силами автономного района Пунтленд, — но основная проблема не в них.

Пираты мангровых зарослей

Сундарбан — огромный мангровый лес в дельте Ганга, расположенный на самой границе Индии и Бангладеш. Это гигантский массив в 10 тыс. кв. км — переплетение проток и речушек, некоторые из которых даже не видны с воздуха — настолько плотно смыкаются ветви деревьев по обоим берегам. Сундарбан — объект всемирного наследия ЮНЕСКО, огромная кладовая рыбы и креветок, а заодно — одна из крупнейших пиратских баз региона.

Бангладешские морские разбойники чувствуют себя здесь как дома, совершая дерзкие набеги на проходящие вдоль побережья суда и легко уходя от преследования береговой охраны на старых лодках. Но главная их добыча — рыбаки, ведущие незаконный лов в местных водах, и контрабандисты. Они никогда не будут жаловаться полиции, опасаясь наказания за нарушение законов в нацпарке.

Но достается и обычным рыбакам. У пиратов хорошо развита сеть осведомителей, которые сообщают им о действиях береговой охраны. Морские разбойники порой вторгаются в индийские воды на расстояние до 20 км, в случае опасности быстро уходя обратно в территориальные воды Бангладеш, куда путь индийским пограничникам заказан. Когда же пиратов удается поймать, зачастую их освобождают — в том числе по политическим соображениям.

Вряд ли при помощи нового закона удастся справиться с пиратами Бенгальского залива. Бангладешцы, как и сомалийцы, идут в морской разбой не от хорошей жизни, и одной виселицей экономические проблемы региона не решить.

Поделиться: