Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Как мы на семейном уровне порешали проблему изменения климата

25 ноября 2019
1 546

Как мы на семейном уровне порешали проблему изменения климата

Предлагаем читателям перевод статьи Тони Хеллера и Вилли Суна (23 ноября 2019)

Как мы порешали проблему изменения климата

Если у вас есть дети – именно так вы поможете решить проблему «углеродного следа».

Дорогая редакция,

Когда Грета Тунберг толкнула свою знаменитую речь с трибуны ООН, наша пятнадцатилетняя дочь была тронута до слез. По-моему дочка разозлилась на наше поколение, «которое ничего не делало в течение тридцати лет». Мы с женой подумали, что лучше поздно чем никогда, и решили помочь предотвратить то, что Грета по телевизору назвала «массовым уничтожением и исчезновением целых экосистем». Благодаря смелой Грете Тунберг, теперь мы полны решимости дать нашей дочери светлое будущее, и сделаем всё, что в наших силах, чтобы охладить планету на четыре градуса.

Отныне наша дочь будет ездить в школу на велосипеде. Я не имею права подвозить её в автомобиле, потому что наш автомобиль ездит на бензине, а бензин создаёт выбросы углекислоты. Конечно, скоро будет зима, и тогда дочь захочет ездить на школьном автобусе. Правда, этот автобус пока дизельный. Дочь полагает, что дизтопливо не создаёт выбросов, что способствует «помощи климату». Мы, конечно, немного разбираемся в автобусах, поэтому ездить на дизеле не позволим.

Когда мы сообщили дочери про велосипед, она немедленно попросила купить ей электрический велосипед на литиевых батарейках. Но мы показали ей фотографии экологического ущерба, нанесённого районам планеты, где добывают литий и другие компоненты для батарей, поэтому дочь согласилась крутить педали. Или просто ходить пешком. Что полезно и ей, и планете. Мы с женой, в своё время, тоже ездили в школу на велосипедах (без моторчиков) или ходили пешком.

Грета по телевизору потребовала «избавиться от зависимости от ископаемого топлива». Наша дочь тоже решила от этой зависимости избавиться. Для начала, мы заткнули тепловую вентиляцию в её комнате. Сейчас осень, и ночью температура в комнате дочери иногда опускается до двенадцати градусов {Фаренгейта}. Зимой может случиться и ниже нуля {-32Ц}, но нет проблем: выдадим дочке дополнительный свитер, шапочку, колготки, перчатки. И второе одеяло.

Чтобы отвыкнуть от ископаемого топлива (у нас в доме газ), дочь отныне принимает только холодный душ. Она будет стирать свою одежду вручную, используя деревянную стиральную доску, потому что стиральная машина потребляет полученную из угля электроэнергию. Наша сушилка, к сожалению, работает на природном газе, следовательно выстиранную одежду надо будет развешивать на дворе. Мы и наши мамы так и делали сорок лет назад.

Кстати, об одежде. Жена проверила гардероб дочери. Оказалось, что практически всё там изготовлено с применением синтетических волокон, а следовательно – из нефти или газа. В понедельник поедем сдавать шмотки дочери в благотворительный секонд-хенд. Мы поискали в Интернете и нашли единственный в городе магазин, где продают одежду из неокрашенного и небелёного льна, шерсти и джута. О хлопке и речи нет, поскольку он прибывает из отдалённых регионов, a для производства используются дефолианты и пестициды. Очень вредно для окружающей среды.

Натурально, одежда их небелёного льна стоит недёшево. Мы, к примеру, вряд ли сможем позволить себе больше, чем один комплект. Возможно, одноклассники будут хохотать, когда дочка явится в школу в сером мятом балахоне и без армированного пластиком бюстгальтера, но это не имеет значения. Надо объяснить, что такова цена, которую дочь готова заплатить за устойчивый климат.

Жена подозревает, что дочка на нас немного злится. Я только что поглядел в её Instagram. Да, так и есть. Но мы ведь же хотели как лучше! Решено. Отныне, в 7 часов вечера я буду выключать WiFi, а включать только на следующий день после обеда. Двух часов в день вполне достаточно. Заодно электричество сэкономим. Вместо того, чтобы писать дурацкие блоги, дочка сможет больше времени уделять учёбе и домашним заданиям. А ровно в одиннадцать вечера я буду открывать распределительный щиток и вырубать электричество в комнате дочери. Надо учиться жить в темноте, да и выбросы CO2 снизятся.

К сожалению дочь не сможет отдыхать вместе с нами в нашем лыжном домике. Не думаю, что она сможет добраться в соседний штат на велосипеде. На курорт мы тоже вынуждены полететь без любимой дочки. Раз она согласилась с Гретой Тунберг, что выбросы CO2 от её прадедушек и прабабушек «убивают нашу планету», придётся жить, как жили раньше. У моих дедушек не было не только автомобиля, но даже велосипеда, а мои бабушки ни разу в жизни не ездили на курорт.

Да, мы забыли про "углеродный след" пищи.

Нулевой выброс CO2 означает жизнь без мяса, рыбы и птицы. Заменители мяса на основе соевых бобов – тоже проблема. По большому счёту, соя растёт на полях фермеров, которые используют трактора, грузовики и комбайны. Для транспортировки на пищевые заводы, переработки, хранения, доставки в магазин – тоже требуется энергия. Импорт продовольствия из тропических стран? Нельзя, поскольку это оказывает негативное экологическое воздействие. Не будет у дочки ни шоколада из Африки, ни кофе из Южной Америки, ни чая из Азии. Только выращенные на месте картофель, овощи и некоторые фрукты (в нашем штате даже яблоки не очень охотно растут). Теплицы – нельзя, они ведь работают на дармовой энергии угольных ТЭЦ, зимой используют искусственное освещение. Чтобы лучше росло, в атмосферу теплиц зачастую пускают проклятую отраву – CO2. Ясно, что теплицы плохо влияют на климат. Надеюсь, дочери понравится вкалывать на нашем огороде.

Хлеб у нас растёт нормально. Только намазать на бутерброд будет нечего. Масло, молоко, сыр и йогурт, творог и сливки поступают от коров, которые выделяют парниковые газы. Маргарин тоже под запретом, потому что исходное сырьё – пальмовое масло с плантаций на Борнео. Нет мороженого летом. Никаких безалкогольных и энергетических напитков. Там в пузырьках – тоже проклятый CO2. Дочь мечтала сбросить несколько фунтов? Ну, всё перечисленное поможет ей в этом благородном начинании.

Мы также запретим весь пластик, потому что он поступает с химических заводов. Всё сделанное из стали и алюминия также должно быть удалено. Вы когда-нибудь видели доменную печь или алюминиевый завод? Знаете, сколько они потребляют энергии? Очень плохо для климата! Сейчас у дочери высокотехнологичный матрац с 9600 стальными пружинами, силиконовая подушка с эффектом памяти. Это наш следующий рейс для сдачи в благотворительный магазин. Новая постель: джутовый мешок с соломой и подушка из конского волоса. Как у прабабушки.

Дочка, наверное, отучится пользоваться косметикой, мылом, шампунем, кремом, лосьоном, кондиционером, зубной пастой и лекарствами. Её гигиенические тампоны заменятся подушечками из льна. Многоразовыми! Стирать можно вручную, на деревянной стиральной доске, как это делали в течение многих поколений наши прабабки. Предотвратить изменение климата – вот главная задача.

Мы с женой полагаем, что этими простыми мерами мы поможем нашей любимой дочке остановить глобальное потепление, предотвратить повышение мирового океана и массовое вымирание экосистем. Надеемся, дочери понравится в новом мире с нулевыми выбросами углекислого газа.

Пускай будущее нашей дочери будет светлым!

В комментариях Терри Шипман написал:
Я думаю, что работа пожилых людей – напоминать молодым, насколько улучшилась жизнь по сравнению с предыдущими десятилетиями.

Дом моей матери был построен в 1901 году и сейчас занесён в Национальный реестр исторических зданий. Мама родилась в 1911. В небольшом сельскохозяйственном городке в то время не было коммунальных услуг. Воду набирали из колодца; на кухне топилась дровяная плита. На заднем дворе находилась "общественная приёмная на три окошка" (догадайтесь сами, что под этим термином подразумевали бабушки и дедушки). Для освещения использовались керосиновые лампы. В плохо отапливаемых спальнях мансарды толстые одеяла обеспечивали дополнительную изоляцию для сна. В летнее время моя мать и её братья и сёстры спали не под крышей, а на крыльце, где было не так жарко.

Моя бабушка воспитала восемь детей. Готовила еду на всех на той самой дровяной плите. Жизнь была тяжёлой, особенно после того, как дед потерял свою ферму во время Великой депрессии. Дедушка умер в 1938 году, но бабушке с помощью подросших детей удалось сохранить дом. Первое облегчение было в середине 1930-х, когда в город провели электричество. Затем в начале 1941 город получил природный газ. Моя бабушка, которая умерла в 1948 году, в течение оставшихся семи лет своей жизни наслаждалась современной газобалонной плитой. Бабушка не дожила до муниципальной системы водоснабжения, построенной в 1958 году, и до городской канализации, построенной в 1969.

Я родился в 1950 году в Сент-Луисе и вырос в зданиях послевоенной постройки – эти уже имели все удобства. Каждое лето мы проводили пару недель в гостях у моего дяди, который жил всё в том же старом семейном доме. Я ненавидел уборную во дворе. Летом там жили осы, а вонь стояла до самого неба. Как пользоваться этим ночью? А никак! Был ночной горшок, который надо утром вывалить... Холодная колодезная вода довольно приятна на вкус, но попробуйте утром умыться. Я ненавидел умывальник на кухне так же сильно, как ненавидел уборную во дворе. Освещение было очень простым. С потолка свисал провод с голой лампой на конце. Когда я был маленьким, я боялся этой висящей лампочки после того, как однажды вечером она блыстнула.

Сейчас я владею этим домом и намерен реставрировать как историческое здание. Думаете, я уберу водопровод, туалет с унитазом, ванну и газовое отопление?

Дети сегодня не понимают, насколько тяжёлой была жизнь в прежние времена. Я не думаю, что они выдержат даже пару дней в моём доме, если я верну строение к состоянию 1901 года.

 

Не забывайте, что это фельетон.

Ни одна пятнадцатилетняя особь в процессе написания не пострадала.

Поделиться: