Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Национальные государства против ТНК и банков

4 августа 2018
911
Национальные государства против ТНК и банков

Для начала решим школьную задачку. Возьмем лист бумаги и нанесем на него две точки. Как эти точки соединить кратчайшим путем? Что это будет? Скажут, отрезок. Правильно, отрезок. Причем это — аксиома. То есть истина, не требующая доказательства, в отличие от теоремы, которую нужно доказывать. Таких аксиом, как «отрезок — кратчайшее расстояние между двумя точками», — определенное количество, и вместе они образуют… что?

Вместе они образуют какую-то реальность. Скажем, реальность «А». Но… всегда ли кратчайшее расстояние между двумя точками — именно отрезок? Иначе говоря, в любой ли реальности действуют одни и те же аксиомы? Согнем лист и совместим две точки. И нет нашего отрезка! Потому что отрезок — да, кратчайшее расстояние между двумя точками. Но… лишь на двухмерной плоскости. Двухмерная плоскость — это и есть наша реальность «А».

Однако совмещение точек выходит за рамки этой реальности. И получается совершенно иная реальность. Как минимум, уже не двух-, а трехмерная. Назовем ее реальностью «Б». И таких реальностей может быть сколько угодно — их количество бесконечно, как бесконечен счет чисел.

И у каждой реальности — свои аксиомы. Или, скажем строже, система аксиом, аксиоматика, которая по умолчанию не доказывается, а закладывается в фундамент каждой такой реальности. Поэтому если известна система аксиом и имеется интерес, подкрепленный соответствующими ресурсами, то реальность можно конструировать и ею манипулировать. Как в компьютерных играх. Это становится всего лишь вопросом технологий — организационных, социальных, идеологических, политических. Или вопросом исторических фальсификаций.

Итак, с помощью жонглирования аксиоматикой модель разных реальностей переносится из математики в политику. Строго говоря, в основе каждого проекта, если мы говорим о проектном подходе, то есть о всемирно-историческом процессе как результате конкуренции различных проектов, лежит такая система аксиом. В политике они называются ценностями.

....

Одну реальность — стран, народов, государств, межгосударственных объединений, международных организаций — нам пытаются с помощью подмены аксиоматики поменять на другую реальность, за которой стоят совершенно иные интересы. И совершенно иные субъекты и институты. И открытые, публичные, вроде Римского клуба. И полузакрытые, которые не скрываются, даже имеют сайты и публикуют повестки своих собраний, но не раскрывают содержания того, что и как именно, под каким углом и с каких позиций обсуждается (например, Совет по международным отношениям, Бильдербергский клуб, Трехсторонняя комиссия — запомним эту триаду). И полностью тайные структуры так называемой «концептуальной власти».

Вот как говорит о них известный историк и эксперт по теневым сторонам современной политики Андрей Фурсов: «Если мы хотим понять мир и участвовать в игре на мировой арене, необходимо изучать реальные субъекты современного мира — закрытые транснациональные структуры». Это заявление прозвучало в октябре 2013 года на Всемирном Русском Народном Соборе, то есть на официальном уровне большой политики. Еще раз: закрытые транснациональные структуры!

Итак, есть мир №1 — мир государств, межгосударственных союзов и международных организаций. И формируется мир №2 — мир закрытых наднациональных структур. Что есть интересы этого «второго мира»? Интересы этого мира — это интересы транснациональных банков и корпораций, объединенных крупнейшими олигархическими кланами. Приведем пример того, как одновременно с политической картой мира проявляет себя и другая карта, которая делит то же самое пространство на сферы влияния уже не государств, а транснациональных корпораций и кланов.

Вот адрес статьи в «Википедии», посвященной нефтяной компании Standard Oil (Рокфеллеров). В конце помещенного в ней материала приведена трехцветная карта современного раздела нефтяного рынка США, из которой следует, что атлантическое побережье контролируется компанией ExxonMobil, тихоокеанское — компанией Chevron, а центр страны, Средний Запад, — британской королевской компанией British Petroleum (BP).

Для полноты информации. Exxon — это бывшая Standard Oil of New-Jersey. Mobil — бывшая Standard Oil of New-York. Chevron — бывшая Standard Oil of California. Amoco, которая тоже встроена в эту схему на правах одного из партнеров, — бывшая Standard Oil of Ohio.

Standard Oil — материнская компания основателя династии Рокфеллеров Джона Дэвисона Рокфеллера. В 1911 году Верховный суд США в соответствии с антимонопольным законодательством разделил ее на 34 компании, в результате чего общая капитализация выросла в 3,5 раза. Когда к игравшему в гольф Рокфеллеру прибежали журналисты с новостью о решении Верховного суда, Рокфеллер улыбнулся и посоветовал: «Покупайте! Срочно покупайте!».

И понятно, что эта грандиозная афера была осуществлена с участием судебных властей США, которые, следовательно, были у Рокфеллера в кармане. Вместе с самим американским государством. А ведь 1911 год — это за год до победы на выборах Вудро Вильсона, за два года до создания Федеральной резервной системы (ФРС) и за три года до начала Первой мировой войны.

Это к вопросу о «рыночности» капиталистической экономики.

И если поднять структуру акционерного капитала любого из холдингов, в которые входят показанные на схеме в «Википедии» ExxonMobil, Chevron и BP, то выяснится, что Америкой управляет никакой не Дональд Трамп и не Конгресс. А кто? Прежде всего, альянс Рокфеллеров с Ротшильдами и британской королевской семьей, которая по линии бизнеса Ротшильдов связана с другими королевскими дворами. А также Саудовская династия, Ватикан, американские неоконсерваторы, засекреченные бенефициары 10−12 компаний по управлению активами, контролирующих все без исключения транснациональные банки и корпорации, а также нефтяные кланы Техаса. И все они охвачены теневыми связями в тех самых закрытых наднациональных структурах.

Именно поэтому вторую карту мира от общественности тщательно скрывают. И выдают первую за единственную, несмотря на то, что она очень многого не объясняет и объяснить не может. Но мы-то теперь знаем, что вторая карта у мира есть, и именно осознание ее существования и открывает дорогу к пониманию того феномена, который представляет собой так называемая «глобализация».

Поделиться: