Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Новые газовые расклады на Ближнем Востоке (видео)

21 июля 2016
2 079

45345345345

Когда на днях Россия и Турция неожиданно для многих приступили к нормализации отношений, эксперты строили много догадок, упустив из виду весьма важный экономический фактор – газовый. А ведь надо помнить: США и Евросоюз сохраняют санкции против России в газовой отрасли и одновременно снимают длительное эмбарго с Ирана, подталкивая, таким образом, эти две страны к жестокой битве за энергетические рынки мира, в том числе в Европе. Возникла некомфортная ситуация для обеих стран, которые до сих пор испытывали друг к другу сердечное недоверие и поддерживали вынужденное сотрудничество, но объединенные общей проблемой – противодействием диктату США и Запада в целом.

И вдруг опять пошли слухи о тайных контактах Вашингтона с Тегераном по поводу газовой магистрали ИРИ – Ирак – САР. Тут самое время вспомнить, что Трёхсторонний меморандум о строительстве газопровода Иран (Южный Парс) – Ирак – Сирия и далее через Грецию в ЕС был подписан в иранском Бушере 25 июня 2011 года. Трубопровод с проектной мощностью 110 млн куб. м газа в день (или 40 миллиардов. куб. м в год) планировалось ввести в строй до 2016 года. Общий размер инвестиционных вложений составил бы 10 млрд долл. Конфликт в Сирии не позволил приступить к его осуществлению на практике. Хотя были слухи, что иранцы якобы успели построить на своей территории чуть более 600 км «трубы». Но ее никто не видел.

В свете нынешней расстановки сил в регионе данный проект кажется абсолютно нереализуемым. Причём дело не в отсутствии проходных решений сирийского конфликта, без решения которого прокладка трубы невыполнима. Для региональных соперников Ирана на Ближнем Востоке и в зоне Персидского залива этот проект напрямую ассоциируется с планами Тегерана выстроить с опорой на этот газопровод «шиитскую дугу» в составе ИРИ, Ирака, Сирии и Ливана. Всякий раз при всплытии темы газопровода Иран – Ирак – Сирия на это обращается особое внимание.

Интересно и другое: многими экспертами отмечен весьма любопытный факт. Мятеж в Сирии стал разрастаться фактически синхронно с подписанием меморандума о строительстве газопровода. Аравийские монархии незамедлительно занесли проект в неугодные для собственных интересов в регионе. К планируемому трубопроводу ими был приклеен ярлык «шиитской газовой магистрали». Эксперты отмечают также настороженность неких крупных ближневосточных игроков из суннитского лагеря по вопросу создания «шиитской дуги», и, прежде всего, речь идет о возрастающей тревоге Турции, Израиля и Саудовской Аравии в связи с вероятным «шиитским альянсом».

Именно поэтому их беспокоят попытки США втайне договориться с ИРИ, в том числе и по поставкам газа в ЕС. Ведь для Вашингтона важно выдавить РФ с европейского газового рынка, не допустив строительства газопровода из России через Турцию в Грецию («турецкий поток»). Вот и получается, что по газу и газопроводу Иран – Ирак – Сирия,  с одной стороны, находятся Москва, Доха, Эр-Рияд, Анкара, Тель-Авив и т.д., а с другой – Тегеран и Вашингтон с Брюсселем. Другое дело – что Россия и Саудовская Аравия с Катаром не могут быть союзниками, поскольку все страны ССАГПЗ зависят в вопросах безопасности от США.

Впрочем, России пока не о чем беспокоиться. Несмотря на то, что Иран занимает первое место в мире по запасам природного газа (18,2% от общих запасов), он не сможет конкурировать с Россией в краткосрочной перспективе по следующим причинам:

  • низкие объемы производства «голубого золота» в Иране: (ок. 180 млрд куб.м в 2015 году);
  • высокий внутренний спрос, что заставляет Иран импортировать еще 10 млрд куб. м газа в год из Туркменистана;
  • незначительная доля Тегерана в мировой газовой торговле: всего 1% от общего объема (2015 г.);
  • устаревшая материальная база. Для обновления оборудования и постройки новых газопроводов Ирану потребуются иностранные инвестиции на сумму не менее 100 миллиардов долларов;
  • сложности, с которыми связана добыча 60% иранского газа, залегающего в самом крупном в мире месторождении Южный Парс на шельфе Персидского залива. Тегеран планировал строительство газопровода Иран – Ирак – Сирия именно от этого месторождения, чтобы поставлять «голубое топливо» в Европу, и одна из причин войны Саудовской Аравии, Израиля и НАТО против Сирии – помешать осуществлению этого плана;
  • давление Саудовской Аравии, Катара и Израиля на потенциальных покупателей иранского газа, таких как Бахрейн, Оман, Кувейт, Ирак, Пакистан или Индия, чтобы они заморозили проекты сотрудничества с Тегераном.

Кроме того, заморожен спор об огромных запасах углеводородного сырья, залегающих на дне Каспийского моря. Россия и Иран объединили усилия, чтобы помешать осуществлению «западного» проекта строительства транскаспийского газопровода в Евросоюз (Набукко) по дну Каспия, который должен был соединить Туркменистан, занимающий четвертое в мире место по запасам газа, с Европой через Азербайджан и Турцию. Официальная причина: «не определен юридический статус Каспийского моря».

Так что Анкара после кризиса в отношениях с Россией после того, как был сбит российский СУ-24 в ноябре 2015 г., все-таки поняла: лучше стать транзитным государством для российского газа в ЕС, чем дождаться того момента, когда станет возможной прокладка в обход ее территории газопровода из Южного Парса до Средиземного моря длиной всего 1500 км. Тем более что США и курды близки к взятию Ракки на северо-востоке САР, а суннитские племена и их ополчение при опоре на спецназ и советников США освободили Фаллуджу, готовятся к взятию Мосула и близки к установлению контроля на ирако-сирийской границе вблизи Евфрата.

Пока же этого не случилось, Тегеран планирует продавать свой газ по низкой цене в стратегическом порту Чахбехар в Персидском заливе, через который пройдет новый Шелковый путь, разрабатываемый Китаем. А также завершить до конца стратегию по своему превращению в регионального лидера по поставкам газа на Ближнем Востоке и в Азии, создав, в частности, газовый хаб.

Москва, правда, не отстает: ранее объявлено о наращивании производства «голубого золота» на 40% к 2035 году и тоже с целью завоевания азиатского рынка.

И еще один удар для Ирана: Россия берется за проект газопровода Туркменистан – Афганистан – Пакистан – Индия (ТАПИ), который явился одной из основных причин оккупации Афганистана НАТО. Таким образом, был похоронен план строительства газопровода Иран – Пакистан – Индия, который способствовал бы усилению геополитических позиций Ирана в регионе. Россия предложила Нью-Дели возобновить проект и профинансировать его. Российско-китайские компании уже добывают газ в афганской провинции Сари-Пуль. Так, может быть, именно поэтому США расширяет «дугу кризисов» на Центральную Азию?

Теперь Тегеран стоит перед выбором: то ли считать Россию конкурентом, то ли, по-соседски, партнером – это его «запас прочности»; или же рассматривать Москву союзником, способным помешать реализации планов Израиля и/или Саудовской Аравии по Ирану.

Пока ясно одно: на сегодня даже такая газовая супердержава как Иран не может заменить Россию в Европе. А вот Турция вполне может стать «южным направлением» газовых поставок из РФ в ЕС, тем самым похоронив Украину как страну-транзитера российского газа, а вместе с ней и основную причину регулярного продления антироссийских санкций Западом. Не будет единого украинского государства в его нынешнем виде – не будет и проблемы. Так что становление партнерства Москвы и Анкары на новой основе может повлиять на все геополитические расклады. Включая китайский «Шелковый путь». Ведь России не он нужен, а нужен «южный транспортный коридор» из Балтийского моря через РФ, Каспий и Иран в Индийский океан. И Иран в качестве мощной газовой державы России тоже не нужен. Видимо, это тоже просчитали в Анкаре, пойдя на примирение с Москвой.

Петр Львов, доктор политических наук

Каспийский газ и Европа (Эльдар Касаев, 1 мая 2015 г.)

Поделиться: