Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Откровения мэра: чем для Юрмалы закончился исход россиян

7 июня 2016
4 312
Откровения мэра: чем для Юрмалы закончился исход россиян

После бегства «Новой волны» в Юрмалу пришли немцы. Но и они не оправдали надежд.

Юрмала переживает второй год без «Новой волны». В аккурат к началу лета юрмальский мэр Гатис Трукснис выступил по радио с рядом откровенных заявлений. «На смену щедрым россиянам в Юрмалу теперь приезжают прижимистые скандинавы и немцы. Город получает намного меньше прибыли в сравнении с временами "Новой волны"», – посетовал на привычки европейских граждан Трукснис. Кроме того, мэр доложил, что продажа недвижимости упала в 8,5 раз, и добавил: «Наш рынок не настолько самодостаточен, чтобы мы могли позволять себе такое. Мы должны быть более открытыми и не такими ксенофобными, какими мы иногда бываем».

Его слова – камень в огород Сейма, который в апреле существенно ужесточил процедуру получения ВНЖ нерезидентами в обмен на покупку недвижимости.

Ситуация, в которую попал Трукснис, – типичная история прибалтийского мэра-реалиста, чьи интересы идут вразрез с амбициями истеблишмента и элит. Труксниса нельзя назвать пророссийским политиком, в симпатиях к Кремлю заподозрить трудно. Но, так же как главу Вентспилса Айварса Лембергса и главу Риги Нила Ушакова, его больше заботит городское хозяйство и благополучие местного бизнеса, нежели «высокая геополитика» с Крымом, Донбассом и защитой «европейского выбора Украины». Ущерб от санкционной войны он, в отличие от депутатов Сейма и членов правительства, ощущает на собственном муниципалитете. Произошедшее с Юрмалой, в свою очередь, – ещё один классический случай прибалтийского «самострела».

Политики хотели навредить России и «послать ей сигнал», в итоге эффективно прострелили себе ногу.

Россияне облюбовали юрмальские курорты ещё с советских времен. Они составляли порядка 40% туристов. За 12 лет своего существования одна только «Новая волна» приносила Юрмале по 10–11 млн евро в год. Есть и другие подсчёты: по оценке депутата Андрея Клементьева, с потерей мероприятия Юрмала в совокупности лишилась 17 млн евро. Эпопея с «Новой волной» началась летом 2014 года. За несколько дней до фестиваля Латвия объявила персонами нон грата его гостей Иосифа Кобзона, Олега Газманова и Валерию. Троицу обвинили в подрыве суверенитета Украины за поддержку присоединения Крыма к РФ. Организаторы приняли решение перебазировать фестиваль в Сочи. Следом за «Новой волной» в Россию ушли «Голосящий КиВиН», «Неделя высокого юмора» Comedy Club и «Юрмалина». Власти встретили уход знаковых мероприятий Юрмалы, обеспечивающих прирост туристов на 20% в год, с воодушевлением.

«Не печалюсь, Латвия не тряпка, о которую другие могут вытирать ноги», – отреагировал глава МИД Эдгар Ринкевич. Националисты вообще восприняли очищение Юрмалы от «Новой волны» на ура: наконец-то уйдут «советские артисты», транслирующие ностальгию и советский менталитет. Долой «реоккупацию»!

Да и зачем нужны русские, когда можно пригласить более близких в ценностном плане туристов из Евросоюза? Результат не заставил себя долго ждать. Из Юрмалы начали приходить фотографии и целые репортажи с пустующих пляжей и вокзалов. Владелец транспортной компании Армандс Муйжниекс обрисовал корреспонденту «Медузы» типичную картину новых реалий: «Да вы что. Возил тут туристов в Турайдский замок 1 января – работники говорили, в прошлом году в праздники было в среднем по 35 автобусов в день. Сейчас приехал один мой микроавтобус и ещё один большой – вот и всё». Вместе со снижением турпотока из России обвалился рынок недвижимости, серьёзно пострадал гостиничный и ресторанный бизнес, строительная отрасль, рекламный сектор. Опустели знаменитые юрмальские дачи. Под угрозой запустения оказался концертный зал «Дзинтари». Весьма некстати проблем подкинул и Сейм: депутаты поддержали идею «Национального объединения» обложить большой пошлиной продление срока ВНЖ, что также сказалось на привлекательности Латвии для поездок и отдыха.

Мэр Трукснис, естественно, воспринял бегство россиян без энтузиазма. Более того, поначалу он пытался успокаивать общественность, до последнего отрицал, что «Новая волна» уедет, затем утверждал, что конкурс может вернуться в будущем. Когда стало окончательно понятно, что фестиваль покинул Юрмалу с концами, Трукснису пришлось смириться с горькими фактами и излучать сдержанный оптимизм. Он начал искать плюсы в сложившихся условиях. Родилась идея устроить ребрендинг Юрмалы, тем самым привлечь туристов с Запада и Севера Европы. Трукснис и местные политики заняли позицию, что уход россиян – это, конечно, обидно, но в каком-то смысле даже хорошо. В конечном счёте, негоже Юрмале жить за счёт одних только россиян. Куда лучше заняться диверсификацией.

Обвал цен на жильё должен был, опять-таки, привлечь достаточно европейцев, пусть и более консервативных по части трат.

А «Новая волна», говорил в феврале 2015 года Трукснис, делая хорошую мину при плохой игре, глубоко убыточная, «себя начала изживать», в то время как Юрмала «сможет "доказать", что не зависит от одного-двух мероприятий». В итоге мэру пришлось крутиться как белка в колесе, стремясь компенсировать отсутствующих русских немцами, поляками, британцами, скандинавами и соседями из Литвы и Эстонии. Для «Дзинтари» в срочном порядке начали искать новые мероприятия. В Юрмалу «завезли» этап турнира по пляжному волейболу. Даже придумали замену «Новой волне» – так называемый Юрмальский фестиваль, который посетил президент страны Раймонд Вейонис. Все эти усилия оказались недостаточными: русских адекватно заместить не удалось, а гости из ЕС и Скандинавии, на которых возлагались большие надежды, оказались скупее, чем думали латыши. Поэтому изменилась и риторика Труксниса, который просто не мог больше отрицать реальность.

В прошлом апреле он развеивал опасения касательно туристического сезона, заявляя: «Не вижу драмы. Во-первых, российские туристы и так составляли около 40% от всех иностранных. Во-вторых, почему их поток должен иссякнуть? Да, там обанкротились около 20 крупных турфирм. Но стало больше индивидуальных туристов».

Спустя год выяснилось, что всё-таки доходы от щедрых россиян оказались несопоставимы с тем, что теперь приносят экономные «новые иностранцы». Или, выражаясь языком мэра, «в прошлом году закончили, к счастью, без минусов, но с маленьким-маленьким плюсом». Из-за санкций и практики заносить деятелей культуры в «чёрный список» за политические убеждения Юрмале пришлось прикладывать титанические усилия, чтобы попросту выжить, так что «маленький-маленький плюс» считается огромным успехом и победой, и, по всей видимости, это действительно так.

К тому же вместе с экономическими трудностями сложились неловкая ситуация, когда русские в основной массе поддерживают присоединение Крыма, но много тратят, а немцы этих взглядов не разделяют, но тратят мало.

В 2015 году мэр также клеймил российскую пропаганду, которая способна напугать туристов. «Конечно, на них может повлиять то, что центральное российское телевидение всё время показывает, какие мы тут недружелюбные, – возмущался чиновник. – Но это же неправда! В каждой стране есть свои отморозки. Есть и в России свои скинхеды, и у нас – свои радикалы, но их крайне мало. А вообще могу заявить: все тут желанны, всех тут ждём. Нет у нас никакой неприязни к народу». Через год выяснилось, что в Латвии проблемы с открытостью и ксенофобией, да такие, что мэр счёл нужным призвать сограждан срочно с этим что-то делать, иначе сезон-2016 закончится точно так же, как сезон-2015. Сейм, впрочем, скорее всего, жалобы проигнорирует и, возможно, даже запишет Труксниса в пораженцы и пророссийские агенты, как периодически случается с Ушаковым.

Александр Шамшиев
Поделиться: