Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Парадоксы деградирующего мозга. Инволюция современного человека

31 мая 2016
3 413
Парадоксы деградирующего мозга. Инволюция современного человека
 
Александр Белов, палеоантрополог: Мне хотелось бы донести до широкой публики альтернативный взгляд на происхождение животного мира и человека, высказать свои гипотезы о том, откуда мог появляться на нашей планете человек, неоднократно, судя по всему… Неизвестные нам в древности современные человеческие существа быстро уходят в состояние одичания, деградируют, приобретают признаки, характерные для древесных обезьян. Постадийной эволюции от обезьяны к человеку не было! Был совсем другой процесс: быстрая деградация, сопровождаемая приспособлением к определенной экологической нише существ, похожих на людей. Этот процесс лично я назвал биологической инволюцией.
 
Вот что скрывают эволюционисты: между человеком, как разумным существом, и всеми животными существует непроходимая пропасть. Человек мыслит абстрактно, и умеет в мыслях воспарить над действительностью. Животные этого делать не умеют. По своему биологическому поведению обезьяна, по сути дела, ничем не отличается от таракана. Каким же странным путем шла эволюция, награждая животных все увеличивающимся мозгом? Тут есть явное противоречие, разгадать которое можно только с позиции инволюции. Разумные существа, появлявшиеся на Земле в разные геологические периоды существования планеты, теряли способность к ассоциативному мышлению. После этого они стремительно деградировали, превращаясь в разнообразных животных, в зависимости от среды обитания.
 
Есть интересный аргумент, опровергающий все построения эволюционистов. Для того, чтобы есть, пить, выпендриваться перед самочками, не нужен большой мозг с его обширными лобными и теменными ассоциативными полями. В центре мозга есть структура, называемая гипоталамусом. Именно здесь расположены все важнейшие центры биологических потребностей организма. Именно здесь находятся нейроны, получающие информацию из внешнего мира (зрительные, болевые, тактильные сигналы), а также из внутренней среды организма (концентрация в крови глюкозы, гормонов).
 
Видит голодная хищная особь потенциальную жертву, выделяется слюна и запускается программа – догнать и съесть. Обнюхал самец самочку – понял, что она готова принять его, ну, и давай с ней спариваться, невзирая на приличия. Когда ничего не хочется – личность отдыхает - прохлаждается в тени или греется на солнышке. Есть в гипоталамусе центры родительского поведения, центры удовольствий и центры наказаний. Крыса с воткнутым в центр удовольствия электродом беспрестанно нажимала на педаль, замыкая электрическую цепь, и тем самым вызывала у себя раздражение этого центра. При этом она забывала о голоде и жажде, отдыхе и сексе, и умирала от истощения.
 
Парадоксы деградирующего мозга. Инволюция современного человека
Крыса с вживленным электродом, беспрестанно нажимающая рычаг в поиске неземного удовольствия
 
Вопрос стоит предельно просто: зачем Эволюции и Естественному отбору понадобилось развивать у «подопытных» крыс, обезьян и людей большие полушария мозга с крупными лобными и теменными аналитическими центрами, если все биологические потребности живого существа на самом деле обслуживает структура величиной с орех в центре мозга, называемая гипоталамусом? Ответ до смешного прост: ни Природа, ни Естественный отбор, ни гипотетический Творец не заставляли развивать животных большие полушария мозга и превращаться в человека. Что же, получается занятная картина: полушария эти росли сами по себе и никакими образом не помогали существам в деле удовлетворения их биологических потребностей. Мозг увеличивался, увеличивался, и в нем сами собой появились аналитические центры.
 
Парадоксы деградирующего мозга. Инволюция современного человека
 
Опыты Хосе Дельгадо с управлением поведения быка по радио
 
И самое интересное: этим всем добром животные так и не научились пользоваться. Они занимались своими привычными делами: поиском пищи, совокуплением, отдыхом и сном. Животные от поколения к поколению не выстраивали в своем якобы постоянно увеличивающимся мозгу никаких свободных ассоциаций. Уж тем более они не думали о звездах, не слагали стихи, ни философствовали на вольные темы. Они просто жили своей животной жизнью сотни миллионов лет. А мозг все рос и рос? Процесс этот эволюционисты называют по-научному цефализацией (обмозговление). На самом деле рост мозга – иллюзия, такая же, как сама эволюция. Совершенно разные группы животных объединены эволюционистами в ряды предков и потомков совершенно произвольно.
 
Водораздел, который проходит между любыми животными и человеком, довольно ясно ощутим. Животные не способны к обобщению! Именно такой вывод делают физиологи и натуралисты, наблюдающие за животными и их поведением. Это и понятно, - чтобы обобщать, надо мыслить при помощи слов, образов или различных ощущений. Об этом писал еще И. М. Сеченов. Животные ни обобщают, ни напрягают мысль, подыскивая увиденному ими, услышанному, почувствованному, новые эпитеты и названия; они просто живут. Они просто удовлетворяют свои жизненные потребности – «выживают» - как сказал бы старик Дарвин. Однако, термин «выживают» несет в себе негативный контент (им тяжело, но они выживают несмотря ни на что). Животным не тяжело – они просто живут, и ни о чем высоком не думают. Так почему же у животных в результате гипотетической эволюции возникли в мозгу зоны, отвечающие за «высокое думание»? На этот вопрос у эволюционистов нет ответа! Объясняя это, эволюционисты до недавних пор прибегали обычно у уловке: мол, когда древняя человекообразная обезьяна удовлетворила все свои насущные потребности, она задумалась о «высоком» и стала человеком. Однако животные не думают о «высоком», будь то обезьяны или кто-то еще, когда сыты и имеют все, что хотят.
 
Более того, современные человекоподобные обезьяны, с имеющимися у них, пусть и небольшим субстратом ассоциативных центров, ведут себя ровно так же, как лемуры, собаки и тараканы. Они заняты пищей, едой, обороной, совокуплением и доминированием. В психическом плане все эти разные живые существа равны по отношению человеку, имеющему речь (вторая сигнальная система) и выстраивающему из слов речевую модель мира. Речь – это то, что отличает человека не только от обезьян, но и от тараканов и всевозможных животных. Вот где проходит главный водораздел между животными и человеком.
 
Однако, есть еще одно важное отличие – человек при помощи слов не только говорит, но и мыслит. У него в три года формируется внутренняя речь (когда ребенок проговаривает слова про себя). При её помощи ребенок ведет беседу, которую слышит только он сам. При этом он мыслит абстрактными категориями – словами, заменяя предметы и явления их словесным обозначением. Можно сказать, что он находится внутри своей речевой модели мира, внутри нее живет. Что-то в этой модели перестраивает, что-то постоянно меняет, обновляет… словом развивается.
 
Что это дает человеку? Он способен мыслить при помощи слов и прогнозировать результат, не прибегая к самим действиям. Это дает возможность передавать картину мира другим людям. Животные на это не способны. Человек, в отличие от животных, способен подняться над реальными свойствами предметов. К примеру, он обобщает и вводит новые понятия, называя разные предметы для игры – игрушками, предметы гардероба – одеждой, а книжки – макулатурой.
 
Обезьяны на такое не способны. Единственное, на что отваживаются отдельные обезьяны - при постоянных подсказках испытателей назвать разные вкусные плоды, которые они с аппетитом поедают, «фруктами». Таким образом, в целом у животных понятийный язык отсутствует. Человек же способен философствовать, практически не касаясь бренной действительности. Он порой абстрагируется от нее настолько, что не замечает того, что происходит возле него. Для животных это недопустимо. Им надо всегда быть начеку и зорко следить за окружающей обстановкой, за ее изменением. Однако, это еще не все. Самое удивительное, то, что по оценкам нейрофизиологов способность к абстрактному мышлению отсутствует у половины людей.
 
Парадоксы деградирующего мозга. Инволюция современного человека
 
Так, швейцарский психолог и физиолог Ж. Пиаже называл формирование речевых центров, связанных с философскими, физико-математическими понятиями – стадией формальных операций. Ученый указывал, что такая способность формируется в подростковом возрасте и связана с большими энергетическими и психическими затратами. Если подросток незаметно для себя проскакивает эту стадию, то эта способность так у него и не развивается. Такой человек не способен физически оторваться от прозы жизни и воспарить мыслью в духовные выси. Аналитические теменные и лобные зоны мозга у него присутствуют - но они остаются не задействованными в течение всей последующей жизни. Человек, у которого они задействованы, способен извлекать удовольствие от самого процесса мышления. Он словно бы живет внутри своего мозга (ума) и занят поиском смыслов. И лишь единицы способны менять правила игры и перестраивать воспринятую с детства речевую модель внешнего мира.
 
При этом они пользуются системой внутренней речи и понятиями, которые сами же создали. Это своего рода жизнь в своей матрице. Удовлетворение телесных потребностей у таких людей происходит через призму удовлетворения их главной потребности - мыслить абстрактно. Когда человек перестает мыслить абстрактно, и концентрируется только на материальном, он уже на полпути к крысе, занимающейся самостимуляцией центров удовольствия. Из сказанного можно предположить, что мозг человека и, соответственно, его тело, как структура, обслуживающая мозг, созданы специально для извлечения этой главной функции (кем созданы – этот вопрос мы пока оставим за скобками).
 
Весьма печально и то, что современные люди такой способностью практически не пользуются. Однако, такая способность у наших предков была выражена гораздо сильнее. По данным невролога С. В. Савельева: «У кроманьонцев мозг в период от 60 до 30 тыс. лет назад имел средний объем 1545 кв. см… Вместе с тем поздние находки черепов предков современных людей показывают, что масса мозга снизилась за 30 тыс. лет более чем на 200 г. Средний объем черепа древних Homo sapiens sapiens стал составлять 1330 кв. см» (С. В. Савельев «Возникновение мозга». М.: «Веди», 2010 г., стр. 310) К этим данным профессор С. В. Савельев добавил в одном из своих интервью, что у современных людей по отношению к их далеким предкам – кроманьонцам - сократились именно ассоциативные теменные и лобные зоны мозга. Именно в этих зонах мозга локализованы функции ассоциаций и обобщений. Иными словами, современным людям гораздо сложнее «ОТОРВАТЬСЯ» от материальной действительности, чем их предкам (на фото ниже - доцент кафедры антропологии МГУ С. В. Дробышевский держит в ПРАВОЙ руке череп кроманьонца; в ЛЕВОЙ – череп современного человека).
 
Парадоксы деградирующего мозга. Инволюция современного человека
 
С учетом того, что останки кроманьонцев в палеонтологической летописи появляются сразу и вдруг, и не имеют прямых предков на нашей планете, можно предположить, что именно непосредственные предки кроманьонцев заселили Землю в период от 80 до 60 тысяч лет назад. Из сказанного делаем неутешительный вывод: несмотря на глобальное развитие цивилизации, рост народонаселения и связанное с ним накопление знаний, в поколениях людей в индивидуальном плане современные люди теряют способности к аналитике, которые присутствовали у их предков.
 
В связи со сказанным интересна и судьба неандертальцев. Вопреки расхожему мнению, что они были предками кроманьонцев, выявилось следующее. У ранних – атипичных неандертальцев, живших 130 - 90 тыс. лет назад средний объем мозга составлял 1504 кв. см. У поздних классических неандертальцев, живших 45-30 тысяч лет назад, объем черепа сократился на 100 г. Особенно пострадали теменные и лобные ассоциативные центры. Именно поэтому у классических неандертальцев Европы появился скошенный лоб и низкий, вытянутый свод черепа и т. д.. Массивные надбровные дуги, крупные челюсти и зубы и отсутствие подбородка – вот еще черты деградации.
 
Известно, что у поздних неандертальцев появился каннибализм. Вероятно, они потеряли и речь, которую имели их предки. На это указывает антрополог А. А. Зубов в своей книге «Колумбы каменного века»:
 
Парадоксы деградирующего мозга. Инволюция современного человека
Трудно, например, увязать огромный объем мозга с примитивным строением лобной области черепа… А были ли неандертальцы способны к развитой членораздельной речи? Казалось бы странный вопрос по отношению к представителю рода Гомо… И тем не менее… Изгиб основания черепа выражен очень слабо, меньше, чем у предшественника – «гейдельбергского человека», положение гортани высокое – словом, все скелетные критерии наличия речи настраивают на отрицательный ответ. 
 
А. А. Зубов «Колумбы каменного века. Как заселялась наша планета»,
М.: «АСТ-ПРЕСС КНИГА», 2012, стр. 154-155
 
Иными словами, история с неандертальцами, связанная с деградацией лобных и теменных ассоциативных центров, повторилась и у анатомически современного человека - сапиенса сапиенса (хотя и в меньшем масштабе). Вероятно, предки неандертальцев, независимо от кроманьонцев, раньше них появились на этой планете и, увы, деградировали. Таким образом, за последние несколько сотен тысяч лет имели место, по крайней мере, две волны заселения нашей планеты людьми из Космоса. Однако, в отличие от современных людей, неандертальцы не создали своей цивилизации (если бы это случилось, то это бы затормозило их падение в пропасть деградации и вырождения). Они превратились в своеобразных снежных людей верхнего палеолита. Возможно, их тела, как и у современных снежных людей – изгоев общества - покрылись волосами. К сожалению, судить об этом трудно, т. к. волосяной покров тела не сохраняется в ископаемом состоянии.
 
Об одном можно сказать определенно. Они вообще лишились речи, что поставило их на одну доску с человекообразными обезьянами (сокращение лобных долей мозга свидетельствует и об отсутствии психических тормозов, и о подверженности аффектам - неумению сдерживать эмоции). В результате, несмотря на крупный мозг, они стали вести примитивный образ жизни. Об этом, в частности, свидетельствуют находки поздних неандертальцев, останки которых в Европе обычно обнаруживают случайно без сопровождающего археологического инвентаря, например, когда роют траншеи. Похоже на то, что кроманьонцы, придя в Европу около 45 тыс. лет назад, охотились на деградировавших бессловесных неандертальцев-каннибалов, как на двуногих зверей и за десяток тысяч лет всех их истребили. Останки последних обнаруженных в ископаемом состоянии неандертальцев датируются возрастом в 33-29 тысяч лет. Таким образом, на уровне палеоантропологии мы можем фиксировать несколько волн (по крайней мере, две) сокращения объемов мозга и утраты аналитических способностей. В отношении человека современного вида процесс биологической инволюции (деградации) качественно отличается от неандертальца. Современные люди сумели создать развитую цивилизацию. Не исключено, что в этом им помогли извне – те же пришельцы из космоса.
 
Однако, ситуация у современных людей не столь радужная, как может показаться. Идеология дарвинизма (выживает наиболее приспособленный, наименее приспособленный же должен покинуть сей мир) делает свое черное дело. Утверждая, что наши предки - звери, мы копируем опыт зверей и переносим звериное поведение в человеческий социум. Отсюда войны, сначала - колониальные, потом - мировые. Войны были и до Дарвина, но ныне у них появилось оправдание на уровне государственной идеологии. Похоже, что философский период развития цивилизации закончился древней Грецией. Нынче развивать мозг, его аналику (философствовать), вроде как и не модно.
 
Сейчас в тренде – жить одним днем, не отрываясь от материальной действительности.
 
P.S. На вопрос , а как же быть с мамонтами и шерстистыми носорогами, чей волосяной покров сохранился отлично, - Александр Белов дал пояснение: мамонты замерзли в вечной мерзлоте, а это особый тип захоронения - мерзлотный.
Поделиться: