Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Русь неумолимо возрождается

10 840

Русь возрождается, и это очень хорошо видно

Судьбе было угодно, чтобы автору этих строк в последние пять лет удалось посетить все крупные города, расположенные в Волго-Камском и Донском бассейнах, лежащие вниз по течению от нашей богоспасаемой Нижегородчины, не по разу...

 

Блеск и нищета «столиц Приволжья»

Автор – Игорь Калашников

Так уж исторически сложилось, что Большая Волга и большие поволжские города начинаются после слияния вод Волги и Оки – то есть аккурат с нашего областного центра. Сколько горделивых определений было выдумано местными щелкопёрами (особливо в последние десятилетия) по этому поводу: Нижний-де и «столица Приволжья» и «карман России» и даже «третья столица Руси» – типа после Москвы да Петербурга... И смех и грех. Ничего не имею против регионального, квасного, да какого угодно патриотизма, но меру-то хоть чуточку иметь нужно.

Судьбе было угодно, чтобы автору этих строк в последние пять лет удалось посетить все крупные города, расположенные в Волго-Камском и Донском бассейнах, лежащие вниз по течению от нашей богоспасаемой Нижегородчины. А некоторые не по разу. Никоим образом не претендуя на полноту, рискну представить на суд читателей серию кратких «градостроительных» очерков гостя приречных «мегаполисов» от Перми до Ростова-на-Дону и от Чебоксар до Астрахани.

Чебоксары

Слово «мегаполис» в предыдущем абзаце не случайно было взято мной в кавычки: имеющую чуть менее полумиллиона населения столицу соседней Чувашии к особо крупным городам не причислишь. Однако последовательная, настойчивая и в целом грамотная строительная политика выводит её в ряд далеко не последних региональных центров России. Те, кто неоднократно бывали в Чебоксарах, не могли не заметить образцовую чистоту на улицах, отменно работающий городской транспорт, ухоженные фасады, обилие фонтанов и всевозможных памятников. Наши соседи стараются увековечить буквально каждую веху, вешку, незаурядную личность в своей истории. И правильно. Ведь именно корневая народная память, знание страниц прошлого, любовь к своим славным предкам делает возможным любое осмысленное развитие в настоящем и будущем.

Русь неумолимо возрождается

Чуваши, как могут, дорожат историческим центром своей столицы. Высотные новострои, конечно, вклиниваются кое-где в ткань центрального района, но (пока) дозировано, отдельными акцентами, не превращаясь в сплошной частокол. Качество архитектуры достаточно высокое, хотя недвижимость в Чебоксарах недорогая: производство за годы «реформ» сильно подорвано, народ живёт небогато и цены соответствующие.

Лёгкая промышленность – некогда флагман экономики – практически уничтожена, закрыты крупнейшие ткацкие и трикотажные предприятия. В цехах огромного ХБК – Хлопчатобумажного комбината – разместился ныне Торгово-развлекательный комплекс «Мега Молл», один из самых больших в Поволжье. Часть заводских корпусов просто брошена и пустует... Короче, знаменитая ранее чулочно-полотняная отрасль скатилась аж на третью позицию, пропустив вперёд тракторное производство и пищевую промышленность.

Но, несмотря на все сложности, внешним видом своей столицы «шупашкарцы» могут по праву гордиться. Особенно празднично выглядит центральная часть вечером: умело подсвеченные ключевые здания, щедрые россыпи огней вдоль магистралей создают какой-то неповторимый уют и надолго запоминающийся образ.

Казань

Вот этот город мог бы по праву именоваться и центром Приволжья, и побороться с, допустим, Екатеринбургом или Новосибирском за титул Третьей Столицы страны. В удвоенном-утроенном масштабе, по сравнению с Чебоксарами, но с тем же трепетом и любовью к своей непростой истории, развивается главный город Татарстана. Начнём с того, что опорная архитектурная среда здесь имеет на порядок более высокое качество, чем в том же Нижнем Новгороде: капитальные каменные здания 18 начала 20-го веков в три, четыре этажа образуют целые улицы. Зачастую это – произведения известных зодчих тех времён, которые являют собой образцы подлинного искусства.

Неуклюжие попытки втиснуть в такой контекст современные коробки были ещё в советский период, но ни тогда, ни по сию пору массовости не приобрели, и, слава Богу, погоды не делают (хотя, разумеется, потери центр Казани понёс существенные). Не удержусь кинуть по данному поводу увесистый булыжник в огород нашего областного центра, где даже само понятие «Старый Нижний» звучит, как издевательство. Буквально весь район дореволюционной застройки с его неповторимым очарованием тихих двухэтажных улочек перепахан до неузнаваемости и безвозвратно погребён под железобетонными монстрами.

Русь неумолимо возрождается
Казань, панорама Кремля

А вот Старая Казань, напротив, живёт и хорошеет. Ремонтируются и чистятся фасады, обновляются кровли и окна. Современные дома-вставки увязываются и по стилистике и по масштабу со сложившимся окружением. Большинство грандиозных сооружений последних лет нашли своё место на почтительном отдалении от наследия прадедов, не задавив собой седую старину ни физически, ни морально. Это притом, что уровень и проектирования и исполнения новых как общественных, так и жилых зданий с захудалым Нижним просто несопоставим.

Русь неумолимо возрождается
Казань, Дворец земледелия

Примеры – сколько угодно: спортивные комплексы, сделанные к Универсиаде, Дворец Земледелия возле Кремля, сказочная по красоте мраморная мечеть Кул-Шариф (а в духовно-возродившемся за четверть века НН хоть одну приличную новую церковь возвели?), впечатляющий жилой комплекс набережной Казанки...

Русь неумолимо возрождается
Казань, мраморная мечеть Кул-Шариф

Хвалёные же московские строители, приехавшие в наш областной центр вместе с губернатором и истребив за десяток лет сотни исторических зданий, окромя безликих многоэтажных гробов, ничем не прославились. Всё это тем более обидно, что сама Природа отвела Нижнему Новгороду редкое по красоте место, наделила живописнейшими стометровыми кручами по берегам двух великих рек... А Казань-то и с Волги видна так себе, и богатством рельефа не блещет: максимум метров сорок от воды перепад, а поди ж ты...

Русь неумолимо возрождается
Казань, новая застройка в центре

Что ещё сказать про столицу Татарии? Очень прилично модернизированный (также, похоже, к Универсиаде) железнодорожный вокзал. Как и в Чебоксарах, общественный транспорт ходит как часы, а, к примеру, в Новогодние праздники салоны автобусов ещё и украшены ёлками, гирляндами, шарами...

Русь неумолимо возрождается
Казань, новое здание в центре

Очень грамотно преобразовано уличное движение: дороги качественные, левых поворотов практически нет (для непривычного к городу водителя тяжело), но поэтому и пробки крайне редки.

Естественно, и проблем хватает: народ жалуется на низкие для миллионного города зарплаты, чуть ли не старейший в России зоопарк находится в просто удручающем состоянии (ну, кроме вольера снежного барса – символа местной хоккейной команды – вот уж вопиющее «социальное неравенство», даже среди зверья...). А ещё зимой почему-то от снега очищают только проезжие части улиц – дворы и тротуары хоть в центре, хоть на окраинах представляют собой сплошную кашу, ходить крайне неудобно.

Ульяновск

Под стать нашему областному центру занимает высокий крутой правый берег Волги, имея район и на низком левом берегу. Разница в том, что в разделённом Окой Нижнем основная часть города – Заречная, низменная, а в Ульяновске наоборот – большинство живут «на горе». По мосту же можно добраться в относительно новую часть, выросшую одновременно со строительством крупнейшего в Европе авиационного завода (ныне «Авиастар»), выпускающего тяжёлые транспортные самолёты типа Ил-76 и Ан-124 «Руслан». Работавший в 1990-е и 2000-е годы менее чем на одну десятую мощности, завод в последнее время несколько ожил, и это вселяет осторожный оптимизм в горожан.

От всех прочих крупных городов Поволжья (а население Ульяновска сейчас более 600 тысяч человек) родину Ленина отличает очень жёсткий градостроительный режим. Практически вся центральная часть города ещё с советских времён является памятником Старому Симбирску, где родился и вырос вождь Великой пролетарской революции. В очень приличном состоянии поддерживаются и каменные и совсем небольшие деревянные дома позапрошлого века, сохраняя камерную, человечную среду и придавая городу уникальный целостный облик.

Русь возрождается, и это очень хорошо видно

Застройка музейного комплекса, сделанная к 100-летию Ильича – настоящий шедевр тогдашней архитектуры. Чётко пропорционированные крупные формы, гармонично подобранный ритм элементов – всё это великолепно работает как на внутригородское пространство, так и на того, кто видит Ульяновск с речной глади или с противоположного берега. Понятно, что по нашей старой, но не скажешь, что доброй традиции, улицы и прочее благоустройство, обновлённые к тому памятному юбилею 1970 года, следующие лет сорок простояли практически без всякого ремонта.

Но всему есть предел, и до властей, наконец, дошло, что даже самый лучшие в СССР асфальт и бордюры полвека не протянут, посему пришлось всерьёз заняться улицами и пешеходными бульварами. Уже практически готов сквер-набережная по верхней бровке волжского откоса, потихоньку приводят в порядок покрытие дорог и тротуаров, красят фасады... Недавно открыли новый собор – старые-то почти все посносили при коммунистах, дабы не смущали взор посещающих родину Ленина...

Но работы в столь запущенном за последние десятилетия городе ещё непочатый край.

Самара

Город оставляет очень двойственное впечатление. Расположением бывший Куйбышев мало уступает бывшему Горькому, разве что волжские берега чуть ниже и заметно положе: многие улицы сбегают к реке под прямым углом – у нас такой один головоломный Почтовый съезд в глубоком овраге. Главное украшение более чем миллионной Самары – прекрасная набережная с шикарным пляжем, протянувшаяся на километры вдоль всего центра. По сути – это широченный пешеходный бульвар с озеленением, городской скульптурой, торговыми павильонами, спортивными площадками, аттракционами...

Русь возрождается, и это очень хорошо видно

Также на откосы выигрышно выдвинуты современные символы Самары: стилизованная под древнюю ладью смотровая площадка, беломраморный воинский храм и сверкающий нержавейкой монумент авиастроителю на высокой стеле.

Этот, изготовленный из спецсплава рабочий, поднимающий крылья, за сорок лет не потускнел ни на сколько, только вот у завода, где и его, и настоящие, нескульптурные крылья делали, ныне основная продукция – пивные банки для розлива «Жигулёвского». Да и центральная площадь, где установлен памятник, сама превратилась в иллюстрацию торжествующей пошлости.

Новый самарский губернатор, хорошо известный нам недавний глава Мордовии Меркушкин, решил, похоже, превратить новую вотчину в любимый Саранск. Покрытую «вечным» гладким бетоном со слюдяной крошкой, искрящимся под ногами, словно звёздное небо – неповторимую изюминку города, площадь этой весной вымостили тошнотворной разноцветной брусчаткой из прессованной песчаной смеси. Полированная «взлётка» с блёстками без проблем простояла бы ещё сорок лет, а цветные кирпичики начнут рассыпаться уже через четыре-пять зим – просто выброшенные на ветер деньги.

И добро бы не на что было бы больше потратиться, – какое там! – историческая застройка Самары (а её там достаточно – город ни разу за свои 5 веков не разрушался) находится в просто аховом состоянии. Всё буквально разваливается на глазах, а вместо грамотного ремонта – набившая оскомину безвкусная показуха под окнами областной администрации.

Что касается новой застройки – кроме объёмов, похвалиться нечем. Разномастные высотки вылезли на оползневых склонах и в глубине материка безо всякой видимой системы, ритма и порядка, словно поганки на гнилом бревне. Такое впечатление, что при наличии (как и в Нижнем) своего строительного ВУЗа, ни службы Главного архитектора, ни сколь-нибудь внятного Генерального плана этот город не имеет вовсе. Причём, сами по себе дома-то будут поинтереснее нижегородских, но понатыканы столь хаотично, что сие сводит на нет все собственно архитектурные потуги проектировщиков.

Русь неумолимо возрождается

Самара, берег Волги

Ещё момент, в котором Самара идёт ноздря в ноздрю с Нижним, оставляя далеко позади остальные поволжские столицы – это кричащая роскошь дворцов нуворишей, облепивших берега в предместьях города. Трёх-четырёхэтажные (да ещё под землёй 2-3 уровня) виллы местной мафии с садами-террасами на подпорных стенах высотой метров в пятнадцать, словно замки средневековых феодалов царят над округой. Башни и колоннады под стать домам культуры сталинского времени объявляют граду и миру о миллиардных состояниях хозяев и тысячах обворованных ими сограждан. Невесёлое первенство.

Саратов

Ну, здесь всё намного скромнее. После десятилетий «реформ», город перестал и пытаться дотянуться до миллиона жителей. Главное производство – авиационный завод, где делали знаменитые «Яки» – несколько лет как закрыт. Строительных кранов почти не видно, заслуживающий внимания небоскрёб только один, и тот стоит недоделанный-неотделанный, и последние годы продвижения нет. Построили, говорят с нарушениями, здание начало давать наклон и продажи встали.

Обратной стороной экономического застоя тут является гораздо лучшая сохранность градостроительного ландшафта, избавленного (пока) от «девелоперов», лезущих со своими стеклянными сундуками в центр. Зато чуть подальше убогие типовые коробки выползли к самой реке, нагло обезобразив собою всю панораму.

Русь возрождается, и это очень хорошо видно

Исторически Саратов развивался в обширной долине между высокими холмами правого берега Волги, поэтому карабкающейся по склонам застройки мало. Господствующая над городом Соколова Гора занята частью старым частным сектором, а в основном – обширным парком с торжественным военным мемориалом, богатой открытой экспозицией боевой техники, этнографическим музеем и много чем ещё. Очень грамотное решение, обеспечивающее разнообразный и полезный досуг на целый день.

Нечто, похожее на набережную, в Саратове имеется: начинается она от первого «горбатого» моста через Волгу. Пятиэтажные дома, образующие фронт первой линии – сначала классические «сталинки» с арками, колоннами и богатой лепниной, потом декор плавно исчезает, а заканчивается ряд кирпичными «хрущёвками», где на фасадной штукатурке выполнены русты, имитирующие швы модного тогда крупнопанельного дома... Наглядная история советского зодчества. Городской пляж, в отличие от Самары, расположен по другую сторону моста, потому как нижняя терраса набережной здесь занята причальными стенками Речного вокзала, имеющего местную достопримечательность – башенку с часами, показывающими из года в год с разных сторон разное время.

Русь возрождается, и это очень хорошо видно

Кстати, о часах. Расположенная и южнее, и восточнее нас, а тем подавно – Москвы, саратовская область живёт по московскому времени. Простой народ буквально стонет от бестолкового последнего перевода стрелок: летом в три часа утра уже лупит никому не нужное солнце, а после восьми вечера моментально темнеет. То есть вернулся с работы, поужинал – и не погулять толком, ни на огороде поковыряться. Лишённые светлого часа и загнанные в искусственный цейтнот, люди норовят пораньше смыться с производства, создают толчею на дорогах, пережигают лишние киловатты в квартирах...

Неизбежно падает товарооборот в торговле и выручка в питательных и развлекательных заведениях: желающих шарахаться впотьмах по магазинам и киношкам не так много, соответственно, растут цены... Словом, игры со временем, затеянные Дмитрием Анатольевичем и Владимиром Владимировичем, здорово подкузьмили и людям, и без того дохлой российской экономике. Хотя вот гордые самарцы, единственные во всём Поволжье, нашли смелость сдвинуть местное время на час вперёд. В других регионах чинушам удобнее жить «по-Москве», а народишко-то – Бог с ним, перебьётся как-нибудь.

Волгоград

Город с трагической и героической судьбой. Исторического центра с соответствующей застройкой лишён стараниями отцов и дедов наших нынешних «партнёров» из вновь объединённой по горбачёвской глупости Германии. Правда, оставшиеся в живых «носители западных ценностей» в составе строительных команд военнопленных внесли некоторую лепту в восстановление разрушенного ими прекрасного города.

Русь неумолимо возрождается

Волгоград

Послевоенная застройка Сталинграда по сей день составляет костяк, вокруг которого растёт современный мегаполис. Целые проспекты из домов особой, южной архитектуры с активной пластикой фасадов: с глубокими лоджиями, портиками и аркадами, с разнообразием отделки, делают город единым ансамблем, возведённым во славу Победы, во имя счастливой жизни. Интересной градостроительной особенностью тут является постановка зданий средних школ на верхней бровке волжского берега. Это не только придаёт некий ритм набережной, но и имеет воспитательный момент: школьники видят в окна не стену соседнего здания, а великую реку, теплоходы, заволжские дали... Отдыхают от тетрадей глаза, исподволь прививается любовь к красоте родного края.

Мемориал Мамаева Кургана – одного из главных узлов величайшей битвы Второй Мировой – грандиозен и подробно описан автором этих строк на страницах «Сарова» год назад в материале «Война прошедшая и война нынешняя». Сейчас же хочу сказать вот о чём: практически в каждом поволжском городе на берегу, либо на холме, видимом с речного фарватера, есть высокий памятник (обелиск, стела) в честь Победы в Великой Отечественной войне, в честь героических тружеников Тыла, один из главных городских символов. Пусть не такой масштабный, как в Волгограде, но – в каждом. Кроме Нижнего Новгорода. Не считать же таковым стоящего спиной к Волге с довоенных времён бронзового Чкалова...

Скаредный Нижний не разорился на таковой монумент ни при Советах, ни, тем подавно, при «демокрадии». Понятно, что нынешнему пришлому губернатору нет ни малейшей заботы ни об увековечивании боевых и трудовых подвигов наших земляков, ни об облике (а тем паче – образе) областного центра, но всё равно обидно, что не отмечен как следует неоценимый вклад горьковчан в Победу над врагом, что не украшает могучие откосы на слиянии двух рек сверкающий обелиск...

Ну, а в Волгограде всё серьёзно: исполинская женская фигура с мечом, монументальная парадная лестница в окружении классических зданий задали настолько высокий уровень архитектурной среды, что следующие поколения зодчих хочешь-не хочешь, а вынуждены держать марку. Так, уже в наши дни на самом берегу Волги появился очень красивый высотный жилой комплекс «Паруса»: изящно выгнутые бело-голубые многоэтажки, ставшие одной из новых достопримечательностей города-Героя. Редкий для сегодняшних реалий пример, когда даже «типа элитное» жильё стремительно вырождается в монструозные стеклянные гробы.

Русь неумолимо возрождается

Волгоград, комплекс Паруса

Особой заботой в Волгограде окружена городская зелень. В условиях знойного лета и пронизывающих степных ветров, это единственное спасение для жителей. Начиная от бережно сохранённого с военных времён израненного тополя на площади Павших Борцов – чуть ли не единственного дерева, выжившего в огненном смерче, заканчивая каштановыми аллеями береговых террас, дающих благодатную тень. Чуть ли не к каждому дереву проведён водопровод, и в летнюю жару осуществляется автоматический полив – вот вам и культура, и традиция, и воспитание юных душ.

Русь неумолимо возрождается

Волгоград, набережная

Опять же, вернувшись к нашим баранам, вижу, что пока я пишу эти строки, местная шайка мародёров, изуродовав за 10 лет Саров до неузнаваемости и с треском проиграв выборы, лихорадочно допиливает во дворах последние берёзы, клёны и тополя (пережившие, между прочим, все ураганы), словно напоследок мстя Городу, где они так славно и сладко кормились все эти годы...

Астрахань

Бывшая ещё не столь давно неким захолустьем, с трудом тянувшим на статус губернского города, полумиллионная Астрахань за последние годы заметно похорошела, посолиднела, что ли. Над ровной, как стол, степью поднялись кристаллы офисных высоток, подлатались, покрылись новым асфальтом и плиткой транспортные и пешеходные пути.

Русь возрождается, и это очень хорошо видно

В центре появилось не просто очень крупное, а прямо таки роскошное белоснежное здание оперного театра. Как всегда великолепен Астраханский Кремль, ослепительно сияющий белёными, будто сахарными, стенами и башнями под ярким солнцем. Столь же изумителен отреставрированный Успенский собор с колокольней, помнящий ещё Петра I, высотой своей, стройностью пропорций и сочностью декора достойные столицы. Для максимум двухэтажной застройки старой Астрахани это был просто столп, подпирающий небеса... А тут же, рядом небольшой изящный Троицкий храм, увенчанный тёмно-зелёными луковицами с необычным, как будто бархатным, покрытием – нигде не встречал подобного.

Русь неумолимо возрождается

Астрахань, Кремль

Одетые в бетон многочисленные каналы, чем-то напоминающие Ленинград (только дома пониже), пруд с лебедями в самом центре города – теперь это совсем не та пыльная провинция на забытой Богом окраине Великой Руси. Прямо под стенами Кремля раскинулся широченный бульвар, где сочный поливной газон с раскидистыми вязами создают вид натурального Гайд-парка, принося вожделенную прохладу туда, где от жары даже бронзовый Ильич на пьедестале в изнеможении сбрасывает и плащ, и неизменную кепку. Поучительно, что на густо засиженной отдыхающими траве – ни бутылки, ни бумажки – могут всё-таки люди ценить и красоту и уют.

Русь неумолимо возрождается

Астрахань, Гайд парк

А вот столь же бестолково, как и в Нижнем, затеянный прямо на берегу «многофункциональный центр» астраханцы снесли к чёртовой матери, в отличие от «Шанцовии», где опостылевший всем синий забор уже лет восемь стыдливо прикрывает железобетонное свинство, растянувшееся чуть ли не на километр по обе стороны Речного вокзала. Слов не находится: ни в одном городе вниз по течению и близко нет столь качественной старинной застройки первой линии – и нигде не додумались загородить её от реки тупейшим новоделом в угоду лавочникам.

Русь неумолимо возрождается

Астрахань

Живётся, разумеется, людям у берегов Каспия, как и почти повсюду на Руси, несладко. Традиционные производства еле дышат, уровень жизни невысок, властные эшелоны регулярно сотрясают «рыбно-икорные» и прочие коррупционные скандалы, но сие у нас – привычная рутина.

Ростов-на-Дону

Казалось бы, этот город нельзя отнести к волжскому бассейну, но я включу его в свой рассказ по двум причинам: во-первых, Ростов как-никак соединён с Волгой через канал и каскад водохранилищ, а во-вторых, – главное – расположение на берегу Дона градостроительно сближает его с рассмотренными выше областными центрами Поволжья.

По своей структуре и общей композиции Ростов более всего напоминает Самару. Город примерно так же развёрнут вдоль берега средней высоты, а его эстетическим центром и центром притяжения является великолепно обустроенная набережная, идущая вблизи уреза воды. Только что пляж перенесён на противоположный берег: благо, что Дон – не Волга, с мостами проблем нет.

Русь возрождается, и это очень хорошо видно

Во время войны Ростов два раза переходил из рук в руки, сильно пострадал, но далеко не так катастрофично, как Сталинград, поэтому множество старинных зданий пребывают в целости и сохранности. Тут и строгая, почти петербургская, классика, и вычурная эклектика, и армянская фольклорность (вторая по числу жителей национальность ростовчан – армяне), и очаровательный модерн. Есть на что посмотреть.

В лучшем виде дожил до наших дней и памятник советского конструктивизма, знакомый ещё по институтским учебникам Дворец культуры Ростсельмаша – творение братьев Весниных. Похожее на огромный трактор, здание не спеша продолжает свой путь, наматывая меняющиеся эпохи на свои стеклянные гусеницы. Кафедральный собор также пережил все лихолетья и радует глаз. Забавной особенностью городской планировки (не знаю, исторической или недавней) является то, что собор с трёх сторон окружён центральным рынком, свободен только уличный фасад.

Русь возрождается, и это очень хорошо видно

Но вообще, проходя по улицам, чувствуешь, что Ростов-Папа – город богатый. Несмотря на то, что завод сельхозмашин практически загнулся, бюджетные штаны, видимо, более-менее поддерживают оставшиеся на плаву вертолётный и «Горизонт», выпускающий радиолокаторы для ВМФ и береговой обороны. Ухоженные главные улицы, качество мощения и обилие колоритной городской скульптуры говорят сами за себя.

Даже современные высотные «стекляшки» – и те, пусть грубовато, но стараются вписаться в контекст, отразить собой некую донскую символику. А если вернуться к скульптуре,– нельзя не заметить её именно краевую культурную направленность: вот памятник городскому голове дореволюционной поры, вот Шолохов, вот его герои: Нахалёнок с дедом, Григорий Мелехов с Аксиньей... никаких абстрактных городовых, лакеев или Жюль Вернов на воздушных шарах.

Кроме того, есть впечатление, что местная мафия, имеющая давние и, по её же мнению, славные традиции (на внушительном, ещё царской постройки, здании Госбанка чуть ли не памятная доска висит – сколько раз его грабили), как-то по-своему любит свой город и вкладывает в него немалую часть наворованных денег. А не выводит нахапанное через столичные фирмы в манящее забугорье. Похоже, даже с гитлеровскими генералами местные «авторитеты» сумели договориться: сохранили Ростов от полного разрушения.

Пермь

Перенесёмся теперь с жаркого Юга на таёжную землю северного Предуралья, где на берегах Камы стоит миллионная Пермь – детище первопроходцев петровского времени. Город очень необычен: великая река (а по объёму стока Кама превосходит Волгу, так что с точки зрения гидрологии – Волга её приток) для него как бы особо не существует. Приличные здания, развёрнутые на водную гладь, можно пересчитать по пальцам. Многоэтажная застройка по берегу начала появляться лишь в последние годы и большими достоинствами не блещет. Некогда солидный Речной вокзал, построенный ещё в сталинские времена, похоже, ни разу не ремонтировался и представляет собой унылое зрелище из облупленной штукатурки и забитых фанерой окон. Береговой склон более всего напоминает полудикий парк с минимальным благоустройством.

Русь возрождается, и это очень хорошо видно

Допускаю, что одной из причин подобного запустения явилась железная дорога, проложенная вдоль берега ещё в XIX веке и отрезавшая город от реки. Но для полноты картины дам ещё один штрих: процветающая повсюду блошиная торговля всякими сувенирами, путевой снедью и прочей ерундой на причалах Перми отсутствует напрочь. Ну, то есть, ни магнитика с видами города, ни камской рыбки ты в радиусе полукилометра от пирса не купишь – будь добр, ступай наверх до магазина. Причём, по словам гида, большинство местных даже не в курсе, что по Каме ходят какие-то теплоходы, и что им самим можно отплыть хоть до Питера, хоть до Ростова-на-Дону...

Русь возрождается, и это очень хорошо видно

Однако, хорош брюзжать, здесь есть на что посмотреть и чему позавидовать. Все советские годы Пермь развивалась вокруг двух производственных гигантов – авиамоторного и ракетно-артиллерийского, знаменитой Мотовилихи. Наперегонки друг перед другом оба символа нашей «оборонки» возводили вокруг себя жилые районы, спорткомплексы, дворцы культуры... Каждый хотел показать себя круче соседа, и денег ни на архитектуру, ни на благоустройство не жалели.

Русь неумолимо возрождается

Пермь, здание УВД (Башня Смерти)

Проезжая улицу за улицей, любуясь то на великолепные сталинские пятиэтажки, то на суровую крупную пластику творений 1980-х годов, поинтересовался, не имеет ли Пермь собственной архитектурной школы? И получил ответ, что, окромя инженерно-строительного факультета при Политехе, тут никогда ничего не было, а все шедевры – дело рук именитых ленинградских мастеров, которых наперебой приглашали то пушкари, то моторостроители, дабы не ударить в грязь лицом супротив «конкурента».

Надо заметить, что такого обилия интересной и качественной застройки позднесоветского периода более нигде (ну, кроме Москвы, разумеется) мне встречать не приходилось. Да и новые объекты заставляют останавливать взор. Истинное удовольствие, получаемое от безупречной композиции, выверенных пропорций, натуральных материалов пермских зданий и того, и нашего времени было подпорчено досадной мыслишкой о своей «альма-матер»:

Русь неумолимо возрождается

Пермь, гостиница Урал

Что же многострадальный Горький – Нижний Новгород, имея десятки лет собственный строительный институт с целым архитектурным факультетом, выпустив многие сотни прекрасных специалистов, не может похвастать и долей того разнообразия, что возвели заезжие гастролёры на камских берегах. Куда прошлые и нынешние правители ухитрились деть всю эту массу компетентных людей, растранжирить бесценный интеллектуальный капитал, чтобы заполнить улицы и микрорайоны «столицы Приволжья» постройками с качеством разработки на уровне техника-чертёжника?..

Но одно дело – построить, а другое дело – содержать. В смысле второго, центру Пермского края похвалиться нечем: большая часть исторических зданий не видела нормального ремонта долгие годы. Видать, как только ведомственное жильё и соцкультбыт списали с баланса некогда могучих заводов и передали в нищий муниципалитет, – тут ему и кранты...

Русь неумолимо возрождается

Пермь, Губернаторский Дом

После ублажения себя, любимых, на город у властей остаются сущие крохи: даже старинное здание Губернаторского Дома (ну сейчас там, конечно, не сам губернатор, а какие-то отделы администрации) пребывает в весьма плачевном виде. Сразу вспомнилась несчастная Тверь, где на областной управе обваливаются русты и карнизы, а сам город в столь кошмарном состоянии, что пребывание то ли двух, то ли трёх его (либо региональных) бывших глав в заключении кажется само собой разумеющимся...

Йошкар-Ола

Чтобы не завершать своё небольшое повествование на грустной ноте, предложу вам зарисовку про город, не лежащий на берегу великой реки, не отличающийся ни поражающими воображение размерами, ни древней богатой историей, но предметно показывающий, что можно при желании сделать даже в наше смутное время. Йошкар-Ола. Столица небольшой автономной республики Марий Эл. Двести с небольшим километров от Нижнего (если, конечно, вам повезёт переехать Волгу по Борскому мосту...). То есть, добираться советую со стороны Чебоксар.

Русь неумолимо возрождается Йошкар-Ола, набережная

Затерянный в дремучих лесах городок (до того дремучих, что под их сенью и в наши дни укрывается целая дивизия стратегических «Тополей»), не находящийся ни на большой реке, ни на перекрёстке больших дорог, жил себе потихонечку год за годом. Ни то, что там иноземные захватчики, даже Разин с Пугачёвым, гремевшие по всей волжской земле, обошли Царёвококшайск – тогдашнюю Йошкар-Олу – сторонкой. При Советах тут некоторое время лютовал лично будущий шеф НКВД Николай Ежов, потом, подалее от любопытных глаз, возвели оборонные производства, военный аэродром, разместили ракетные части...

Русь неумолимо возрождается

Йошкар-Ола, Дворец бракосочетаний

Так бы и жил себе небольшой (260 тысяч человек населения на сегодня) депрессивный городок из типовых советских многоэтажек, обстраиваемых потихонечку коттеджами «новых марийцев», кабы не затеял лет восемь назад нынешний глава республики, как сейчас модно говорить, амбициозный проект «Столица». Для начала, в гербе сменили мирную лосиху на гордого золоторогого лося. Уже смешно. Не секрет, что всякой буффонады под громкими названиями мы с вами на своём веку навидались изрядно. Посему, слухи о том, что в марийских лесах сотворили нечто эдакое, воспринимались со здоровой долей скептицизма.

Русь неумолимо возрождается

Йошкар-Ола

Действительность повергла в зрительный шок. Ни одна из европ и рядом не лежала: там всё вековое и ожидаемое. Здесь за какую-то пятилетку в болотистой долине ленивой Малой Кошкаги сотворили сказку, огромный театр под открытым небом. Направо – кремлёвские стены и башни, налево – баварский замок, чуть дальше – Набережная Брюгге с бесконечным рядом островерхих домишек, за спиной – итальянская крепость с идущими по балкону во след Христу фигурами апостолов... Прямо перед тобой – гладь одетого в бетон пруда с венецианскими гондолами, ажурными мостиками, гранитным парапетом, а за ним – каменное узорочье реплики петербургского Спаса-на-крови. В отдалении круглятся цветные кровли огромных новых бассейнов и стадионов...

Русь неумолимо возрождается

Йошкар-Ола, Спас-на-крови

Глаза отказываются верить, а сознание – воспринимать, что вот в этом замке – не банк, а кукольный театр, в этом – не пенсионный фонд, а телекомпания, во дворце – не мэрия, а школа для одарённых детей... А дальше – дома для бюджетников, медицинский центр, спортшкола... Ну, церковь, – она церковь и есть, не вертеп стилизованный. Под ногами на сотни метров – гранитная мостовая, как на Невском, – не на десять лет строили, не для разовой показухи. Масштабы и смелость реконструкции такие, что любому городу-миллионнику сделали бы честь. Откуда деньги?

Русь неумолимо возрождается

Йошкар-Ола, телерадиокомпания

Да вот, говорят, – военное производство, воровать не дают, плюс инвесторы (в такой-то глуши?)...

– У нас тоже о-го-го атомный институт, такой же медвежий угол,.. ну город в 2-3 раза меньше... Так где хотя бы треть вот этой сказки? Четверть? Одна восьмая? Застроить, блин, пойму коммерческими коробками и создать новую качественную среду – две очень большие, принципиальные разницы!

Русь неумолимо возрождается

Йошкар-Ола, библиотека

Понятно, что местами йошкар-олинские новоделы отдают бутафорией и недостатком вкуса (хотя, повторяю, сделано всё добротно и из приличных материалов), что будут неизбежные проблемы с эксплуатацией всех этих «наворотов». Но, по большому счёту, сделано главное: явлен наглядный пример, как в наше время можно не только хапать, но и созидать. Не развращать народ образами властных стяжателей и их белокаменных палат, а воспитывать рукотворной красотой, сделанной на общее благо.

Русь неумолимо возрождается

Йошкар-Ола, кукольный театр

По словам местных, вначале, бывало, хулиганили, но по мере возведения всех этих зданий, мостов, скульптур люди перестали ломать, малевать на стенах и мусорить. Появилась гордость за свой город и осознание ценности труда, вложенного в его обновление.

Вот как-то так и прививается любовь к Родине, а не «патриотическими» тусовками перед эстрадой с пивком и фейерверками...

Заключение

Эпилог, так сказать. Долго ли, коротко, наш краткий рассказ о десяти региональных центрах Приволжья и Юга России к завершению близится. Как-то совпало, что львиная доля авиационной и ракетно-космической промышленности СССР и России была и остаётся сосредоточенной именно в этих городах, являясь по сути, символом их трудовой славы. Начнём с себя:

Нижний Новгород, «Сокол»: истребители «МиГ» (уникальное производство экранопланов закрыто в годы «реформ»).

Казань: вертолёты «Ми», бомбардировщики «Ту» и пассажирские «Ту» и «Ил».

Ульяновск, «Авиастар»: транспортные «Ил» и «Ан».

Самара: пассажирские «Ту» плюс космические ракетоносители «Союз».

Саратов: истребители и пассажирские «Як» (завод закрыт «реформаторами»).

Ростов-на-Дону, «Росвертол»: боевые и транспортные вертолёты «Ми».

Волгоград, «Титан» (бывший «Баррикады»): пусковые установки «Тополь» и «Искандер» (сами ракеты делают в Прикамье – в Воткинске).

Пермь: авиадвигатели широкой номенклатуры.

И даже Йошкар-Ола не чужая в этом списке, правда с несколько другой стороны: здесь выпускают системы ПВО, знаменитые С-300...

То есть все мы родственники не только по реке, но и по флагманскому роду занятий, так что сам Бог велел подмечать друг у друга лучшее и помогать в беде.

* * *

Пусть не судит строго меня Читатель за субъективный взгляд и неполноту: может какие-то важные моменты упущены или истолкованы однобоко. Что-то принесено в жертву газетному объёму, что-то – главной цели повествования: показать, что не на Сарове, ни на Нижнем, ни даже на Москве свет клином не сходится. Везде есть и чему поучиться да порадоваться, и чему опечалиться, выводы сделав соответствующие. А основной урок, по-моему, таков: везде, где руководители опираются на любовь людей к красоте и к родному краю, уважают его славное прошлое, ценят и развивают культуру и традиции, – там и успехи видны, и конфликты старого с новым не так остры, и атмосфера другая.

Но там, где балом правит торгаш, где новоявленные «общечеловеки» предали забвению труды и веру отцов, оставив мерилом всего сиюминутный барыш, – там наглая кичливая алчность паразитов давит всё живое, оставляя после себя только мерзость запустения на обезображенной земле...

Русь возрождается, и это очень хорошо видно

Я искренне желаю всему нашему Крылатому краю лучшей доли. Чтобы трудяга-Волга вновь наполнилась водой и понесла на своих плечах не только лёгкие белоснежные теплоходы, но и грузные караваны транспортов. Чтобы взбегали по её крутым берегам не крепостные стены, подпирающие виллы жуликов и казнокрадов, а разноцветные дачки простонародья. Чтобы реяли над великой русской рекой серебристые плоскости сработанных здесь «Туполевых» и «Ильюшиных», а острые рыльца ракет стерегли мир над нашей землёй. Да будет так.

Игорь Калашников, архитектор. Сентябрь 2015 г.

 

 

Россия, любовь моя! Сибирские татары

 

 

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех просыпающихся и интересующихся…

 

Поделиться: