Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Скандал с преемником Юнкера показал, что ЕС – фальшивая демократия

3 июля 2019
1 486

Telegraph: скандал с преемником Юнкера показал, что ЕС – фальшивая демократия

Евросоюз, «в котором демократия контролируется самоизбранной элитой», столкнулся с очередным кризисом, пишет обозреватель The Daily Telegraph Тим Стенли. По его словам, организация никак не может определиться с новым главой Еврокомиссии, кандидатура которого устроила бы всех её участников.

В 2016 году многие сторонники брексита не знали, за что они голосуют. Но и их оппоненты не смогли бы в то время сказать, кто представляет их интересы в Европарламенте, объяснить, что такое Европейский совет или назвать кого-либо из еврокомиссаров. И в этом-то вся проблема, ведь демократия работает, только когда понимаешь, как она работает и кто именно с ней работает, пишет обозреватель The Daily Telegraph Тим Стенли.

«ЕС это фальшивая демократия. Вот почему Британия проголосовала за выход из него. И скандал вокруг следующего президента Еврокомиссии свидетельствует, что мы уходим как раз вовремя», – считает журналист.
По его словам, сторонников брексита обвиняют в том, что они одержимы Второй мировой войной. Но именно европейцы живут «в тени Гитлера и страха возвращения фашизма».
«ЕС создали люди, которые боятся собственных избирателей. Поэтому они выдумали структуру, в которой демократия контролируется самоизбранной бюрократической элитой», – рассуждает Стенли.
Демократический элемент ЕС представлен Европейским парламентом, который рассматривает и вносит поправки в законы. Но сами законы составляет Еврокомиссия, которая при этом курирует национальные бюджеты, навязывает соглашения и договаривается о торговых сделках.
Решение о том, кто управляет Еврокомиссией, принимает Европейский совет, в который входят главы 28 стран – членов ЕС. Они выбирают кандидатов на ключевые должности, и только после этого Европарламент имеет возможность их одобрить.
«Не волнуйтесь, если вам сложно уследить за всеми этими перипетиями. Это такая задумка. В Европе власть разделена специально. Поэтому никто в полной мере не уверен, кто за всё отвечает», – подчёркивает журналист.
Вместе с тем в 2014 году Европарламент пошёл на «опасную инновацию». Он настоял на том, что кандидаты в президенты Еврокомиссии должны представлять наибольшую группу законодателей. После выборов этого года такой группой стала Европейская народная партия, и это означало, что Европейский совет должен был номинировать немецкого консерватора Манфреда Вебера.
Но Веберу не хватало опыта. Он слишком хорошо обращался с венгерскими националистами и не пришёлся по душе либералам и социалистам в Европейском совете. Если бы совет признал этого «неприемлемого» кандидата, то Европарламент одержал бы победу и чаша весов склонилась бы в сторону законодательного органа. В результате Вебер не получил необходимую поддержку, а саммит по поиску преемника Жан-Клода Юнкера «стал самым долгим в современной истории», утверждает публицист.
Стенли полагает, что текущий кризис разрешится в самое ближайшее время в результате «тихого компромисса», на который в случае необходимости способен ЕС. Но если Брюссель пойдёт на этот шаг, он раскроет серьёзный изъян в организации европейского проекта.
«ЕС не может допустить слишком много демократии, потому что он пытается удовлетворить все 28 стран континента. А если позволить одной группе в Европарламенте занять центральное место в повестке дня, то можно настроить против себя остальные фракции и, возможно, даже целые страны. И в итоге европейское единство разрушится», – поясняет автор статьи.
ЕС остаётся скучной и безликой организацией неслучайно. Таким образом блок избегает внутренних конфликтов. Но это шоу не может больше продолжаться. Европейские страны отдаляются друг от друга. Восток становится более авторитарным, а Запад – либеральным. Некоторые хотят больше интеграции, другие – меньше. Будущее выглядит более радикальным и демократичным, уверен публицист.
«Именно либералы, националисты и зелёные добились лучших результатов на последних выборах, не дав никому получить большинство и усложнив возможность договариваться за закрытыми дверями. И придёт время, когда эти выскочки потребуют, чтобы Еврокомиссия отражала их конкурирующие ценности. Европейский совет будет сопротивляться – и всё полетит к чертям. В таком случае «брекситную» Британию можно будет считать не безрассудной за её уход из ЕС, а дальновидной и разумной», – рассуждает Стенли.
После того как курировать брексит начала Тереза Мэй, на первый план вышли проблемы торговли и иммиграции. Возможно, причина в том, что эти вопросы требуют практических ответов, а понятие «суверенитет» часто игнорируется как академическая концепция.
Тем не менее «кто нами управляет?» – это самый важный вопрос, из которого проистекают все остальные. Если на него невозможно ответить с лёгкостью, значит с вашей системой управления что-то не так, подчёркивает автор статьи.
«Вот почему я понятия не имею, за что, по их мнению, борются люди, которые размахивают флагами ЕС у британского парламента. За власть Европейского парламента, комиссии или совета? В случае войны между ЕС и, скажем, Россией, за каким комиссаром они пойдут в бой? Какая директива ЕС будет у них на устах?» – риторически спрашивает Стенли.
Публицист предполагает, что эти люди хотят сохранить не существующую структуру власти в ЕС, а самую идею Европы, которая близка и сторонникам брексита. Все они хотят торговать с другими европейскими странами, путешествовать по континенту как можно свободнее, учить языки, познавать культуру друг друга и сохранять мир.
«Но исключительно на континенте существует эта навязчивая идея, что для достижения этих целей необходим аппарат управления, в первую очередь, аппарат управления, пускающий пыль в глаза. Именно это существенное различие в политической культуре делает их европейцами, а нас британцами», – заключает Тим Стенли.

Поделиться: