Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

С кем Россия и Иран подойдут к Армагеддону? Страхи из Библии (видео)

1 августа 2017
2 322

  

США ввели в общую «санкционную обойму» Россию и Иран, что создает условия для наполнения новым содержанием сложившегося альянса между двумя странами на сирийском направлении. Теперь в складывающейся ситуации интересы Москвы и Тегерана должны совпадать в большей степени с потенциальным выходом на новый уровень. Он заключается в выстраивании стратегического партнерства вопреки утверждениям американцев, будто ориентация Ирана на Россию ситуативная, также в долговечность союза Москвы и Тегерана не верят и в Европе.

Но проблема для Ирана и России заключается в том, что они сейчас оказываются в ситуации поиска баланса в отношениях с другими странами Ближнего Востока, в частности с Турцией, входящей в российско-ирано-турецкий альянс, но только на сирийском направлении. Тут многое находится в подвешенном состоянии из-за отсутствия принципиальных договоренностей о сотрудничестве в масштабах всего региона, например, по курдскому вопросу. На наш взгляд, на этом фоне отношения Москвы с Тегераном выглядят все же более продвинутыми, хотя с Турцией связано осуществление масштабных энергетических проектов, развитие торгово-экономического сотрудничества. Да, Анкара удаляется от европейских установок, она активно участвует вместе с Россией и Ираном в создании зон деэскалации в Сирии, хотя работа идет «не без трудностей». Есть и другие проекты. Как заявляет официальный представитель президента Турции Ибрагим Калын, вроде бы связанные с закупкой Турцией у России зенитных ракетных систем (ЗРС) С-400 вопросы в «значительной степени решены, остаются мелкие детали».

C-400
Иллюстрация: Mil.ru
C-400

Тем не менее устойчивость ревизионистского внешнеполитического курса Анкары не столь очевидна, как это кажется некоторым экспертам. По мнению американского издания FrontPage Magazine, в Вашингтоне считают, что «синхронное сближение Турции и Ирана с Россией направленно на вытеснение США с Ближнего Востока, оставляя Израиль в изоляции перед лицом альянса, вооруженного ядерным оружием». При этом в альянсе Россия — Турция — Иран, как утверждает издание, «последователи Библии видят прообраз коалиции, описанной в Книге пророка Иезекииля, которую Израиль в конечном счете победил на холме Мегиддо». Поэтому FrontPage Magazine предлагает вспомнить «ходы и контрходы на трехмерной шахматной доске», которые привели к нынешней ситуации, и предлагает сценарии по разрушению такой партии путем вычленения из нее — на первом этапе — одного из участников альянса. Кто это будет и к чему нужно быть готовыми?

Прежде всего отметим, что Сирия объединила усилия Москвы, Тегерана и Анкары, однако оставила открытым вопрос о возможной геополитической конфигурации не только для себя, но и для всего региона. В том, что правительство Башара Асада устояло под натиском шквала организованных Вашингтоном в странах Ближнего Востока мятежей и разного цвета революций, есть заслуга России и Ирана. Турция, находясь в составе возглавляемой США международной коалиции, вступила в сирийскую войну в иных обстоятельствах и с другими целями. Поэтому интригой остается вопрос, будут ли американцы пытаться подключить своего союзника по НАТО к санкциям против России и Ирана и окажется ли достаточным в новых условиях взаимодействие между Москвой и Тегераном только на сирийском направлении. Не все просто, ведь американские санкции против России и Ирана в самом Иране разрушают позиции тех политических сил, которые ориентированы на большую интеграцию с Западом, а не с Россией, с чем могут связывать существующие в стране антиамериканские настроения. В то же время в Турции наблюдается заметный всплеск именно антиамериканских настроений.

В таком раскладе кроется опасность свертывания возможных посреднических усилий Москвы в выстраивании отношений между Вашингтоном и Тегераном, что наблюдалось раньше, и перевод «стрелки» в сторону Анкары или какого-нибудь члена Европейского союза. Кстати, еще в августе 2016 года исследовательская служба конгресса США утверждала, что ориентация Ирана на Россию ситуативная, что иранское противостояние американской стратегии на Ближнем Востоке никогда не опиралось на союз с Москвой. А как будет сейчас и как будут разыгрывать в дальнейшем США иранскую «карту», ведь они, даже вводя санкции, подтвердили, что Иран соблюдает условия Всеобъемлющего плана действий по ядерной программе, договоренности на счет которой были достигнуты между Ираном и «шестеркой» международных посредников в июле 2015 года?

А еще есть вопрос об иранской ракетной программе. Еще в период ядерных переговоров американская делегация неоднократно пыталась сделать иранские баллистические ракеты частью ядерной сделки. Иран категорически отказался включать ракетную тему в повестку дня, считая ее относящейся исключительно к вопросам национальной обороны, заявил, что эта та «красная черта», за которую он не отойдет в переговорном процессе. В ответ американское издание The Wall Street Journal стало рекомендовать американскому президенту скорректировать свою внешнюю политику на Ближнем Востоке таким образом, чтобы «обратить вспять успехи России и Ирана», хотя, по логике, США должны были бы вбивать клин между Москвой и Тегераном.

Баллистическая ракета Emad. Иран
Mohammad Agah
Баллистическая ракета Emad. Иран

Но, как считают некоторые эксперты, Вашингтон ставит цель спровоцировать Иран на выход из ядерной сделки, чтобы использовать эту акцию в качестве мотива для более решительных внешних действий, чтобы добиться падения исламской власти. В этой связи президент Ирана Хасан Рухани провел совещание руководителей исполнительной, законодательной и судебной власти, после чего он заявил, что «никто не может нанести ущерб достоинству исламской республики, поскольку все ветви власти, под наблюдением духовного лидера, пользуются единством и сплоченностью, а исполнительный, судебный и законодательный секторы будут поддерживать Вооруженные силы страны».

Пока ход событий выглядит следующим образом. Комитет по национальной безопасности и внешней политике парламента Ирана одобрил проект с ответными мерами на санкции США. Детали еще не известны. Появились также сообщения о том, что Тегеран увеличит финансирование ракетной программы и антитеррористической деятельности Корпуса стражей исламской революции (КСИР) и сил специального назначения КСИР — «Аль-Кудс», которые отвечают за операции за пределами Ирана. Что касается взаимоотношений с Россией, то, по словам руководителя Центра стратегических исследований Ирана Али Акбара Велаяти, «за последние несколько лет в стратегической перспективной области двух стран были предприняты важные шаги, двусторонние отношения между двумя странами увеличиваются в политической и экономической сфере, а также в сфере безопасности и в сфере обороны».

Относительно недавно секретарь Совбеза Ирана Али Шамхани отмечал, что взаимоотношения между Ираном и Россией стали приобретать «стратегический облик», что означает сотрудничество на высшем уровне — между лидерами двух стран — а также на военном уровне». По его словам, «если исходить из возможностей обеих сторон, то на самом деле можно говорить о создании эффективной региональной коалиции, цель которой — обеспечение безопасности не только в регионе, но и во всем мире». Но фактом является и то, что ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) смещается из Ирака и Сирии в другие регионы, с другой стороны, меняется сам характер угроз: это уже не столько военные угрозы и захват новых территорий, сколько проблемы безопасности и возможность вспышек терроризма, которые могут проявиться абсолютно в любом месте.

В таких условиях сирийская схема сотрудничества между Россией и Ираном, в рамках которой, по словам Шамхани, «отсутствовали какие-либо обязательства», должна измениться. Ведь фигуры по клеткам шахматной доски в масштабах всего Большого Ближнего Востока стали расставлять по-другому.

Поделиться: